АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

НА ПОРОГЕ 70-Х ГОДОВ: ПОЛЯРИЗАЦИЯ СИЛ 18 страница

Читайте также:
  1. I. Перевести текст. 1 страница
  2. I. Перевести текст. 10 страница
  3. I. Перевести текст. 11 страница
  4. I. Перевести текст. 2 страница
  5. I. Перевести текст. 3 страница
  6. I. Перевести текст. 4 страница
  7. I. Перевести текст. 5 страница
  8. I. Перевести текст. 6 страница
  9. I. Перевести текст. 7 страница
  10. I. Перевести текст. 8 страница
  11. I. Перевести текст. 9 страница
  12. Il pea.M em u ifJy uK/uu 1 страница

Иную картину являли собой республиканцы. Они получили мощную финансовую и политическую поддержку от консервативных и правых cил, которые на всем протяжении президентства Картера постоянно на-pащивали свое влияние в политической жизни страны. Стратеги респуб-

130 Печатнов В. О. Что показали выборы в США.— США — экономика, политика, иде­ология, 1980, № 12, с. 49.



II. УГЛУБЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ


СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ И СОЦИАЛЬНЫЕ КОНФЛИКТЫ



 


ликанцев усиленно готовились к выборам 1980 г., полагая, что у них бу­дет больше шансов вновь стать у кормила власти.

Претенденты на пост президента от республиканцев отличались друг от друга лишь степенью консерватизма. Главным фаворитом правого крыла этой партии с самого начала был Р. Рейган. Его основные сопер­ники Дж. Коннэли и Дж. Буш имели репутацию консервативных центри­стов. Именно они на первом этапе предвыборной кампании 1980 г. по­лучили наибольшую поддержку со стороны крупнейших американских монополий, в то время как основную финансовую базу Рейгана в тот пе­риод составляли преимущественно представители крупной немонополи­стической буржуазии Юга и Запада США.

В ходе первичных выборов Рейган нанес поражение своим соперни­кам и стал лидирующим претендентом от республиканцев. Это повлекло за собой усиление в республиканской партии ее правого крыла, которое потеснило занимавшую ранее доминирующие позиции центристскую груп­пировку. С другой стороны, многие республиканцы-центристы к концу 70-х годов заметно поправели. Если на выборах 1968 и 1976 гг. они от­вергли кандидатуру Рейгана в президенты, то теперь эта кандидатура была для них вполне приемлемой. «Большой бизнес» также в целом сделал свой выбор в пользу Рейгана. Как показал опрос среди предпри­нимателей, проведенный газетой «Уолл-стрит джорнэл» еще до съезда республиканцев, из числа руководителей крупнейших промышленных компаний 84% опрошенных высказались за Рейгана и только 5% — за Картера 131.

На самом съезде Рейган был единодушно утвержден лидером своей партии на выборах 1980 г. Таким образом, впервые после победы Б. Голдуотера на съезде республиканцев в 1964 г. их правое крыло до­билось выдвижения кандидатом в президенты своего представителя. В пару к Рейгану был избран Дж. Буш. Этот предвыборный список за­крепил объединение правых и центристов в республиканской партии на единой политической платформе. В завершающий этап избирательной кампании республиканцы вступили сплоченными и уверенными в победе над демократами.

Самой животрепещущей проблемой для американцев в год выборов было положение в экономике страны. Кризис, начавшийся в конце 1979 г., охватил в 1980 г. практически все отрасли. Ко дню выборов безработица подскочила с 5,8 до 7,5%, уровень инфляции составлял почти 10%, а реальная заработная плата рабочих сократилась на 3% 132. Антиинфляционная программа администрации Картера и ее попытки улучшить положение дел в экономике потерпели провал.

Республиканцы постарались извлечь максимальный политический капитал из того, что год выборов совпал с углублением экономического кризиса в стране. Их кандидат Рейган постоянно вопрошал свою ауди­торию на предвыборных митингах: «Спросите себя, лучше ли вы живете сейчас, чем четыре года назад?». Неизменно отрицательный ответ он использовал в качестве главного довода в пользу голосования за респуб-ликанцев на предстоящих выборах.

131 Wall Street Journal, 1980, June 24.

132 The Hidden Election. Politics and Economics in the 1980 Presidential Campaign/
Ed. by Th. Ferguson, J. Rogers. N. Y., 1981, p. 143.


Апеллируя прежде всего к рабочим, многие из которых по традиции пoддерживали демократов, республиканцы в предвыборной платформе обещали «вернуть американцев на работу», обуздать инфляцию и обес­печить экономический подъем. Не скупясь на обещания, они уверяли, что в случае прихода их к власти будет оказана действенная помощь безработным. Главным же «козырем» республиканцев было предложение о значительном сокращении подоходных налогов для всех слоев амери­канского общества. Это предложение упоминалось в их предвыборной платформе 46 раз, и в условиях экономического кризиса оно привлекло к республиканской партии немало избирателен.

Пункт о сокращении подоходных налогов в предвыборной платформе республиканцев не менял ее общей промонополистической и консерватив­ной направленности. Одновременно республиканцы ратовали за карди­нальное уменьшение социальных расходов, существенное сокращение го­сударственного регулирования экономики, введение новых крупных льгот для предпринимателей. При этом республиканцы настаивали на своей традиционной идее о том, что только расширение свободы частного пред­принимательства и «освобождение» бизнеса от многих форм государствен­ного контроля могут вывести экономику из кризисного состояния. На выборах 1980 г. такая консервативная программа выглядела весьма при­влекательной в глазах многих избирателей, которые связывали провалы демократов во внутренней политике с неэффективностью неолиберальных подходов к решению социально-экономических проблем 133.

Предвыборная полемика между демократами и республиканцами по вопросам внешней политики проходила в русле общего поворота господ­ствующего класса США в сторону усиления милитаризма, ревизии поли­тики разрядки и возвращения к политике «холодной войны». Республи­канцы требовали еще большего увеличения военных расходов, чем администрация Картера, и в своей предвыборной платформе прямо про­возгласили курс на достижение военного превосходства США над СССР 13i.

Особенно рьяно республиканцы эксплуатировали драматическую си­туацию, связанную с тем, что иранские власти продолжали удерживать американских заложников в Тегеране. Избирателям постоянно внушалось, что «пораженческая политика» администрации демократов привела к «унижению и ослаблению Америки» и только такой «сильный лидер», как Рейган, способен возродить американскую мощь и «заставить все страны уважать Соединенные Штаты». Сам Рейган неоднократно заявлял в ходе избирательной кампании, что он является поборником мира, но тут же добавлял, что мир может быть сохранен только в условиях пре­восходства американской силы на международной арене. В целом внеш­неполитическая платформа республиканцев отражала гегемонистские Устремления наиболее агрессивно настроенной части американских импе­риалистических кругов.

133 Показательно что именно на этих выборах значительного для себя успеха достиг­
ла малочисленная либертерианская партия. Ее лидер Э. Кларк, выступавший за
ликвидацию всех форм государственного контроля над деятельностью предприни­
мателей, добился внесения своей кандидатуры в президенты в избирательные
списки во всех 50 штатах.

134 National Party Platforms of 1980/Compl. by D. Johnson. Urbana, 1982, p. 206.


СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ И СОЦИАЛЬНЫЕ КОНФЛИКТЫ



 



II. УГЛУБЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ



На протяжении всей кампании Рейган находился в выгодной позиции критика непопулярного политического курса администрации Картера. Он сумел создать о себе впечатление как о политическом деятеле, который имеет цельную программу действий и обладает решимостью провести ee в жизнь. Картер, напротив, предстал в глазах избирателей непоследo-вательным политиком, которому так и не удалось перехватить у Рейганa инициативу в предвыборной кампании.

Многие американцы отказались поддержать не только Картера но и Рейгана. Некоторые из них, неудовлетворенные выбором между право-консервативным кандидатом республиканцев и тяготевшим к консерватиз­му кандидатом демократов, предпочли конгрессмена от штата Иллинойс Дж. Андерсона, который имел репутацию либерального республиканца и баллотировался* на выборах 1980 г. в качестве независимого кандидата в президенты.

На левом фланге политического спектра возникла так называемая «Народная партия». Не посягая на основы капиталистической системы эта группировка выдвинула лозунг введения общественного контроля над деятельностью монополий. Кандидатом в президенты от «Народной пар­тии» стал известный ученый и видный деятель движения за охрану окружающей среды Б. Коммонер.

Наиболее последовательно коренные интересы американских трудя­щихся на президентских выборах 1980 г. выражала Компартия США, кандидатами которой были Г. Холл и А. Дэвис. Несмотря на постоянные препоны, чинимые властями, и активизацию реакционных сил в стране, коммунисты активно использовали свою предвыборную кампанию для пропаганды идей марксизма в массах, борьбы за мир, разрядку и широ­кие демократические преобразования в американском обществе. Особенно настоятельно коммунисты призывали к сплочению всех прогрессивных сил против растущей правой опасности в США.

Альяпс консерваторов и правых поставил перед собой цель добиться не только прихода Рейгана в Белый дом, но и победы республиканцев на выборах в конгресс США. В достижении этой цели значительную роль сыграли могущественные монополии. Если раньше на выборах в конгресс они поддерживали преимущественно партию большинства, т. е. демокра­тов, то на выборах 1980 г. 2/з всех истраченных «большим бизнесом» средств пошло на финансирование находившихся в меньшинстве респуб­ликанцев 135. Это явилось еще одним недвусмысленным свидетельством общего поправения американской буржуазии на рубеже 70—80-х годов-

Особую политическую активность проявили многочисленные ультра-
консервативные организации — «Национальный консервативный комитет
политического действия», «Комитет за выживание свободного конгресса »,
«Клуб конгресса», «Фонд за консервативное большинство», «Фонд наcлe-
дия» и др. Свою предвыборную деятельность эти организации сконцент-
рировали прежде всего на дискредитации либеральных и умеренных дe-
мократов, добивавшихся переизбрания в конгресс.

В день выборов Рейган получил около 51% голосов избирателей, принявших участие в голосовании, Картер — около 41, Андерсон — 6,6%. За этими цифрами стояла не только победа Рейгана, но и сокрушитель-ное поражение Картера. Кандидат республиканцев победил в 44 штатах,

135 Dollar Politics. Wash., 1982, p. 48.


Картер набрал большинство голосов лишь в остальных 6 штатах и окру-гe Колумбия. Вместе с тем был зафиксирован рекордный (после выборов -1948 г.) уровень абсентеизма: лишь 54% избирателей приняли участие голосовании на президентских выборах.

Наиболее существенный сдвиг в электорате по сравнению с президент­скими выборами 1976 г. произошел среди избирателей-рабочих. В усло­виях все углублявшегося в 1980 г. экономического кризиса в стране большинство (правда, минимальное) «синих воротничков» отвергло нахо­дившуюся у власти администрацию демократов и проголосовало за кан­дидата республиканцев, обещавшего вывести экономику из кризиса, сокра­тить безработицу и уменьшить инфляцию. Вообще на массовом уровне избиратели отдали предпочтение республикапцам в большей степени из-за недовольства демократами, а не из-за их консервативной платформы. За­то подавляющее большинство в средних слоях и высшей прослойке аме­риканской буржуазии, которое проголосовало за Рейгана, сделало это именно потому, что республиканцы намеревались проводить гораздо более консервативную политику, чем демократы.

На выборах в конгресс США демократам удалось сохранить свое большинство в палате представителей, но они лишились его в сенате. Впервые после выборов 1952 г. республиканская партия добилась установ­ления своего контроля и над федеральной исполнительной властью, и над верхней палатой высшего законодательного органа страны. Более того, республиканцы смогли нанести поражение целой группе видных либе­ральных сенаторов-демократов, которые оказывали существенное влияние на политику конгресса. Не менее важным итогом выборов стало и то, что после завоевания республиканцами большинства в сенате во главе некоторых ключевых его комитетов встали правоконсервативные деятели этой партии.

Таким образом, итоги выборов 1980 г. вышли далеко за рамки смены партий у власти. Эти выборы завершили процесс поэтапной перегруппи­ровки политических сил в США. Если в массах консерваторы и правые расширили свою базу лишь в довольно-таки ограниченных пределах, то в Белом доме и конгрессе их положение стало доминирующим. В то же время либеральные и умеренные группировки потеряли значительную часть своего влияния на государственную политику, да и весь господст-вующий класс в целом сдвинулся в своих идейно-политических позициях вправо. Такова была его реакция на усиление кризисных явлений в эко­номике мирового капитализма, ослабление международных позиций аме­риканского империализма, на рост политической нестабильности внутри страны и обострение социальных конфликтов.

 

III

НАУКА И КУЛЬТУРА

 

Глава тринадцатая
ПРОСВЕЩЕНИЕ И НАУКА

1. СРЕДНЯЯ ШКОЛА

Развитие системы среднего и высшего образования в США в после­военные десятилетия подчинялось общим закономерностям развития капи­талистического общества, хотя многие его черты и особенности тесно связаны и с развитием научно-технического прогресса, предъявившим повышенные требования к уровню общеобразовательной и специальной подготовки рабочей силы, к обеспечению хозяйства страны высококвали­фицированными кадрами специалистов, техников, инженеров и ученых. Стремление монополистического капитала к упрочению своего могущест­ва, к росту его конкурентоспособности на мировом рынке вело к закреп­лению того зависимого положения, которое всегда занимала сфера обра­зования в общей стратегии господствующего класса США. «Решающий голос в школьной политике,— отмечала советский исследователь 3. А. Малькова,— принадлежит крупным монополиям. Их представители в конгрессе, в национальных комиссиях по выработке законов определяют стратегические планы в области образования. У них ключевые позиции в местных органах управления, и они решают вопрос о характере воспи­тания и обучения молодого поколения» '.

Несмотря на децентрализованный характер системы среднего образо­вания, служащий буржуазным политологам основным аргументом в поль­зу тезиса о «демократическом характере» американской средней школы, представители монополистической буржуазии занимали ключевые позиций в управлении всем школьным делом. В школьных комитетах, руководя­щих деятельностью основного административного звена системы среднего образования США — школьных округов, в 60-е годы около 70% мест занимали, согласно американским исследованиям, крупные предпринима­тели, государственные чиновники, представители высокооплачиваемой интеллигенции 2.

Будучи теснейшим образом связанной с процессом капиталистического воспроизводства и хозяйственной структурой общества, система среднего образования в США подчинена главной задаче: обеспечению его расту­щих потребностей в высококвалифицированной рабочей силе. Эта функ-~ ция особенно четко проявилась в послевоенные годы в связи с ускоре-

1 Малькова 3. А. Современная школа США. М., 1971, с. 354.

2 White A. L. School Boards: Organization and Practices. Wash.. 1962, p. 24.


ПРОСВЕЩЕНИЕ И НАУКА

нием научно-технического прогресса, повышением роли науки и соответ­ственно ростом требований к общеобразовательному уровню населения. Численность учащихся средних школ возросла с 50-х до начала 70-х го­дов в 2,3 раза. К. 80-м годам в средних школах США обучались 47 млн. школьников, а средний уровень образования населения страны, оцениваемый в годах обучения, составлял 12,5 года (по сравнению с 8,6 года в 40-е годы) 3.

Резко возрос контингент старшеклассников: только во время «школь­ного бума» конца 50-х — начала 60-х годов число учащихся 10— 12-х классов увеличилось более чем в 2 раза — с 6,4 млн. до 14 млн. В начале 80-х годов в старших классах обучалось более 15 млн. человек (94% молодежи 14—17 лет). По количественным показателям школьного дела — охвату населения сетью школ, проценту выпускников (в 1980 г. 74,3%) - США лидировали среди других развитых капиталистических стран, за исключением Японии 4.

Насыщение рынка труда образованными специалистами, круг знаний которых достаточно широк и выходит за рамки непосредственно выпол­няемых ими функций, способствует общему повышению культуры труда и возможности относительно безболезненной профессиональной переориен­тации в быстро меняющихся условиях научно-технического прогресса. Поэтому важнейшей задачей среднего образования должно объективно становиться всестороннее развитие учащихся. Однако в условиях капита­лизма данный подход сталкивается с обратной тенденцией к узкопрофес­сиональной, специализированной подготовке, что диктуется прагматиче­скими интересами снижения издержек на образование. Кроме того, в идейно-политических установках господствующего класса четко просле­живается стремление воспрепятствовать «чрезмерному» росту образования трудящихся, чреватому «непредсказуемыми» социально-политическими последствиями. Неудивительно, что для послевоенной истории США ха­рактерно обострение борьбы между сторонниками «широкого» и «узкого» подходов к сфере образования.

До конца 60-х годов преобладала концепция широкого профиля обуче­ния, что соответствовало задаче резкого повышения темпов роста средней школы. К началу же 70-х годов преобладающим стал второй, узкопраг­матический подход. Немалую роль в этом сыграл экономический спад 1969—1970 гг., в ходе которого впервые за послевоенный период значи­тельное число дипломированных специалистов пополнило ряды безработ­ных, подорвав представление о высоком уровне образования как гарантии занятости. Следует добавить, что выдвижение в социально-политической борьбе конца 60-х—начала 70-х годов проблемы отчуждения личности в yсловиях капитализма было воспринято правящими кругами как опреде­ленное следствие «широкого» подхода к образованию трудящихся.

В результате на рубеже 70-х—начала 80-х годов в государственных школах были расширены формы узкоспециализированного, профессио­нального обучения, которые особенно укрепились в связи с ростом без­работицы и обострением конкуренции на рынке труда, что предъявило

3 Handbook of Labor Statistics. Wash., 1980, p. 140, 141; Statistical Abstract of the
United States, 1984. Wash., 1984, p. 137, 138.

4 Малькова 3. А. Две школьные реформы.— США — экономика, политика, идеоло­
гия, 1984, № 11, с. 32; Она же. Школьное образование и администрация Рейга­
на.— Там же, 1983, № 9, с. 37.



III. НАУКА И КУЛЬТУРА


ПРОСВЕЩЕНИЕ И НАУКА



 


повышенные требования к профессиональной подготовке рабочей молоде­жи. В школьных программах был сделан упор на дисциплины, позволяю­щие выпускникам быстрее приспособиться к реальным условиям жизни и труда.

Система среднего образования в послевоенный период продолжала носить децентрализованный характер, что отличало ее от западноевропей­ских стран. Причем в условиях роста неоконсервативной идеологии в конце 70-х—начале 80-х годов подобное состояние школы превозносилось правящими кругами как средство обеспечения «американской демокра­тии» в школьном деле, а поборники централизации объявлялись «адеп­тами униформизма», препятствующими «свободной самореализации индивидуума». За этими громкими фразами стояла прежде всего забота о сохранении элитарной структуры среднего образования, предоставляю­щей максимальные возможности лишь выходцам из богатейших слоев общества. В силу этого структура средней школы отличается аморф­ностью, существованием системы государственных и элитарных частных школ, значительным разнообразием подходов к школьному делу, сроков обязательного обучения и продолжительности учебного года, профессио­нальных требований к педагогам, программ обучения и т. д. В большин­стве штатов приняты законы об обязательном обучении школьников до 16 лет (в некоторых — до 18).

Средняя продолжительность обучения в школе возросла в послевоен­ные годы до 12 лет, которые подразделяются в основном на 3 этапа: начальную школу (Primary School) — с I no VI класс, в которой дети обучаются с 6 до 12 лет; неполную среднюю школу (Junior High Scho­ol) — с VII по IX класс и полную среднюю школу (Senior High Scho­ol) — с X по XII класс.

Финансирование (на 90%) и непосредственное руководство государ­ственными школами осуществлялись органами штатов и школьных окру­гов, причем между округами также имеются существенные различия (от школьного округа Нью-Йорка с 1 млн. учащихся и 1 тыс. школ до окру­гов с 1—2 школами и числом учеников до 300).

В послевоенный период возросшие требования к школе по интенсифи­кации ее деятельности в условиях НТР способствовали ускорению про­цесса концентрации школьных округов и школ. К концу 40-х годов в США была 101 тыс. школьных округов, а к концу 60-х годов число ок­ругов сократилось до 23 тыс., причем на долю крупных округов с числом учащихся более 25 тыс. приходилась треть всех учеников . В 70-е годы число округов сократилось до 16 тыс. В начале 80-х годов доля крупных округов с числом учащихся более 25 тыс. возросла до 1,1% их общего числа по сравнению с 0,7% в конце 60-х годов .

Концентрация школьных округов и школ создала ряд благоприятных возможностей для решения новых задач, вставших перед школьной сис­темой в условиях НТР: расширился набор изучаемых дисциплин, более гибкими стали программы учебных курсов, появились возможности для применения новейшего оборудования. В условиях научно-технического прогресса, когда постоянно обновляются требования к выпускникам школ, крупные школьные подразделения могут позволить себе разнообра-

5 Малъкова 3. А. Современная школа США, с. 79.

6 Сфера услуг в США: новые явления и структурные сдвиги/Под ред. В. М. Усоски-на, Л. С. Демидовой. М., 1985, с. 196.


зие и гибкость в отношении программ обучения (что особенно характерно для X—XII классов). В крупных школах используется не только прин­цип выборности некоторых предметов для старшеклассников, но и вы­борности курсов обучения (в некоторых школах предлагается до 200 раз­работанных курсов). Однако плодами концентрации школьных округов и школ смогло воспользоваться лишь меньшинство учащихся, поскольку в 70—80-е годы 2/з американских школьников продолжали учиться в мелких округах и мелких школах, которые, по расчетам американских специалистов, неэффективны и в экономическом, и в учебном плане.

Наряду с обеспечением процесса капиталистического производства квалифицированной рабочей силой система среднего образования в США была призвана решать важнейшую социально-политическую задачу сохранения в неприкосновенности антагонистической системы обществен­ных отношений. Для американского общества с его глубокими классовы­ми противоречиями этот принцип нашел отражение в наличии двух раз­личных подходов к системе образования: образование для детей состоя­тельных родителей и для выходцев из семей бедняков.

Узкоклассовый подход буржуазии, ее стремление сохранить свои привилегии в обществе прослеживаются в самой структуре школьного образования, основной костяк которой составляют государственные (или «общественные») школы, в которых в начале 80-х годов обучалось около 90% всех американских школьников. На вершине же школьной пирами­ды находится сеть привилегированных частных школ для детей состоя­тельных родителей.

На развитие государственных школ сильно повлияли общие региональ­ные и демографические сдвиги, происходившие в США в послевоенные годы. Это прежде всего массовая миграция негритянского населения в 50-е годы на промышленно развитый Север страны и его концентрация в крупных городах, тогда как имущие слои обосновывались подальше от приходящих в упадок городских кварталов — в фешенебельных пригоро­дах. Данное социально-территориальное деление отразилось и на средней школе. Появились «пригородные школы», которые размещались в свет­лых, просторных зданиях, оснащались новейшим оборудованием и где работали высококвалифицированные педагоги. Преподавание в подобных школах носит академический характер, так как почти все их выпускни­ки поступают в высшие учебные заведения.

Собственно же города во все большей степени становились средото­чием наименее обеспеченных и обездоленных слоев населения, расовых и этнических меньшинств. Образу жизни этих «низов» американского об­щества соответствовал и свой тип учебного заведения — так называемая «городская школа» со свойственными ей атрибутами — антисанитарией, размещением в старых, неприспособленных зданиях, жалким оборудова­нием, тесными классными комнатами, низким уровнем преподавания.

Родители учеников из «городских школ» — бедняки и безработные часто кочуют с места на место в поисках работы, поэтому сменяемость Учеников очень высока — до 90% в ходе одного учебного года. Так же высока текучесть кадров преподавателей, всеми силами пытающихся пробиться в престижные «пригородные школы» с более высокой оплатой и лучшими условиями труда.

«Городская школа» — это преимущественно сегрегированная школа с преобладанием черного или цветного состава учащихся. В ряде крупных



III. НАУКА И КУЛЬТУРА


ПРОСВЕЩЕНИЕ И НАУКА



 


городов доля негритянских учащихся, обучающихся в сегрегированных школах, возросла к концу 60-х годов до 80—90%. Упорная борьба по­борников расового равноправия, в том числе и за равенство в обучении столкнулась с ожесточенным сопротивлением расистов. В ходе кампании так называемого «белого бумеранга» ее организаторы утверждали, будто негритянское население получило в 60-е годы «так много преимуществ», что настала пора бороться против «дискриминации белых граждан». Б результате наступления расистов, поддержанных правящими кругами даже по свидетельству государственных органов США, «усилия по лик­видации фактических расхождений между белыми и черными учащимися были почти полностью прекращены к середине 70-х годов» 7.

Линия социального раздела пролегает не только между «городскими» и «пригородными школами», но и внутри них. С первых же дней обучения в американских школах дети подвергаются групповому тести­рованию, целью которого является определение так называемого «коэф­фициента умственной одаренности». В соответствии с ним дети распреде­ляются по группам, и уже с начальных классов преподавание ведется на различных уровнях — для «одаренных», «середняков» и «неспособ­ных».

По результатам тестирования в школах США сложилось, как правило, три профиля обучения — академический (для подготовки к поступлению в университеты и колледжи), общий и профессиональный.

«Селекционная работа» среди детей по принципу отбора «умственно одаренных» расширилась в США с принятием в 1958 г. закона о разви­тии образования в целях национальной обороны, который прямо призы­вал к отбору наиболее способных учащихся для создания «интеллектуаль­ной элиты» общества, способной решать наиболее сложные задачи в условиях ускорения научно-технического прогресса. Система тестирова­ния, по существу, смыкалась с реакционными выводами расово-антропо-логической школы. Ее реализация в 60—70-е годы служила еще одним проявлением господствующего в американском обществе социального неравенства. В ходе слушаний в конгрессе США в 1984 г., посвященных проблемам среднего образования, отмечалось: «Ничто так четко не сов­падает с результатами тестов учащихся в средних школах, как уровень доходов их родителей: дети бедняков получают низкие баллы, а дети богатых — высокие. Такова классовая система в американских школах» 8.

«Верхний этаж» системы среднего образования США занимает при­вилегированная сеть частных школ, недосягаемых не только для детей бедняков, но даже и для детей из семей со средним достатком (плата за обучение составляет около 15—20 тыс. долл. в год). К началу 80-х го­дов в них обучалось около 10% учащихся. Бюджет этих школ на 60— 70% состоит из платы за обучение, взимаемой с родителей, а также из взносов от различных частных фирм и пожертвований от выпускников. Процесс обучения в частных школах отличается высоким уровнем. Об этом свидетельствует уже тот факт, что в частных школах в среднем

7 Hearings on Secondary Schools Basic Skills Act. Hearings before the Subcommittee
on Elementary, Secondary, and Vocational Education of the Committee on Educa­
tion and Labor. House of Representatives, 98th Congress, June 12, 13, 1984. Wash.,
1984. p. 50.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 |

Поиск по сайту:



Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.012 сек.)