АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

НА ПОРОГЕ 70-Х ГОДОВ: ПОЛЯРИЗАЦИЯ СИЛ 2 страница

Читайте также:
  1. I. Перевести текст. 1 страница
  2. I. Перевести текст. 10 страница
  3. I. Перевести текст. 11 страница
  4. I. Перевести текст. 2 страница
  5. I. Перевести текст. 3 страница
  6. I. Перевести текст. 4 страница
  7. I. Перевести текст. 5 страница
  8. I. Перевести текст. 6 страница
  9. I. Перевести текст. 7 страница
  10. I. Перевести текст. 8 страница
  11. I. Перевести текст. 9 страница
  12. Il pea.M em u ifJy uK/uu 1 страница

2. «АТЛАНТИЧЕСКАЯ СОЛИДАРНОСТЬ»

Западная Европа сохраняла первостепенное значение во внешнеполи­тической стратегии США, и оно не уменьшилось, а возросло с увеличе­нием экономического и политического потенциала западноевропейских стран. Параллельно усиливались противоречия (и экономические, и поли­тические) между США и западноевропейскими государствами. Возрос­шая тенденция к независимости от США проявлялась и в растущем стремлении ряда стран Западной Европы (Франции, а затем ФРГ) к восстановлению традиционных связей с Восточной Европой, к норма­лизации общей обстановки на континенте, что ослабляло основы, на ко­торых в послевоенные годы строилась «атлантическая стратегия», вопло­щенная в НАТО,— противопоставление западной части континента вос­точной.

С точки зрения новой администрации НАТО в тот период пережива­ла два серьезных кризиса. Первый — кризис «силового превосходства» блока в общемировом балансе. СССР и его союзники приблизились к паритету в военном отношении со странами НАТО. Эра «неуязвимости» США ушла в прошлое. Внутри НАТО росло недовольство его участников гегемонистскими амбициями Вашингтона. Киссинджер писал в мемуарах: «Американское стремление в 60-х годах оставаться единственным хозяи­ном ядерного оружия в союзе (НАТО.—Авт.)... рассматривалось все большим числом европейских лидеров... как желание Соединенных Шта­тов сохранить за собой право решать, что составляет жизненные инте-ресы всего союза» 13.

Далее, среди этих лидеров, опасавшихся, что при любых обстоятель­ствах Вашингтон будет ставить свои интересы выше интересов западно­европейских союзников, наиболее откровенную «проевропейскую» пози­цию занимал президент Франции генерал де Голль. Особый гнев Вашинг­тона вызывала «антиатлантическая» позиция президента Франции, которая нашла выражение в решении де Голля, принятом в 1966 г., о выходе Франции из военной организации НАТО и об удалении с фран­цузской территории баз, штабов и других объектов, не находящихся под французским контролем.

Франция первая из западноевропейских стран стала проводить поли­тику нормализации и развития конструктивных отношений с Советским Союзом, другими европейскими социалистическими странами. В первой половине февраля 1969 г. де Голль в беседе с английским послом в Пари­же К. Сомсом подчеркнул: западноевропейцам необходимо освободиться от «бремени НАТО» с ее «американским господством и военной маши-ной» и взамен создать «концерт» наиболее крупных западноевропейских держав — Франции, Великобритании, ФРГ и Италии. Независимая пози­ция Франции вызвала ответные действия Вашингтона, нацеленные на то, чтобы «изолировать и наказать Францию». Однако, по оценке самих дея­телей американской администрации, эти действия были безрезультатны,, «поскольку некоторые европейцы были согласны с ним (с де Голлем.— Авт.)» 14

13 Kissinger H. White House Years. Boston, 1979, p. 84. См. также: Trezise Ph. Atlan-

tic Connection. Prospects, Problems and Politics. Wash., 1975, p. 100.

14 Kissinger H. White House Years, p. 104, 106.



II. УГЛУБЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ


РАЗРЯДКА МЕЖДУНАРОДНОЙ НАПРЯЖЕННОСТИ И США



 


Значение, которое новая администрация придавала Западной Европе было подчеркнуто тем фактом, что именно сюда отправился в первую заграничную поездку в конце февраля 1969 г. Р. Никсон. Этот вояж президента по замыслам его организаторов должен был поднять престиж США среди их союзников по НАТО. Одновременно ставилась и внутри­политическая цель: показать общественному мнению в США, что, не­смотря на растущую в Европе оппозицию американской агрессии во Вьетнаме, президента США «встречают за границей с уважением и даже энтузиазмом» 15. Этот двойной расчет оказался тщетным: повсюду Никсо­на встречали антиамериканские демонстрации, да и в правительственных кругах западпоевропейских стран к президенту США отнеслись весьма настороженно ввиду его репутации сторонника «холодной войны».

В западноевропейских столицах Никсона убеждали в необходимости приступить к налаживанию отношений с социалистическими странами. В Лондоне премьер-министр Г. Вильсон, хотя и отверг «проевропейскую» позицию де Голля, подчеркнув верность Англии «проатлантической» кон­цепции, вместе с тем развивал ставший практически общим в правитель­ственных кругах Западной Европы мотив — о необходимости западным союзникам перейти от «задач обороны» к таким позитивным целям, как «сотрудничество и мир». В Бонне Р. Никсон столкнулся с ростом недо­вольства американской политикой в отношении роли ФРГ в НАТО. Итальянская общественность встретила американского президента бур­ными демонстрациями, прошедшими под лозунгами: «НАТО вон из Ита­лии!» и «Италия вон из НАТО!». В ходе переговоров в Риме Никсон подчеркивал желание США «консультироваться» с союзниками и в общей форме говорил о стремлении к «миру». Со своей стороны итальян­ский премьер-министр М. Румор высказался за скорейшее окончание войны во Вьетнаме, а также за проведение «политики примирения» с Восточной Европой.

Особое значение в Вашингтоне придавали визиту президента в Париж, поскольку, как уже отмечалось, в столице США с опаской следили за «автономистским» курсом Франции. Напряженность в отношениях меж­ду двумя странами вызывал американский подход к сотрудничеству: США стремились создать такую жесткую структуру отношений с запад­ноевропейскими союзниками, которая исходя из идеи «партнерства» исключала бы их самостоятельные действия. Де Голль же отвергал этот подход, оставлявший западноевропейцам лишь «право на консульта­цию». Во время переговоров с американцами французский президент заявил о необходимости добиваться разрядки в отношениях с СССР. «Говоря о Западе, какой выбор есть у нас? — заявил он Никсону.— Здра­вый смысл подсказывает, что нужно добиваться разрядки...» 16 Де Голль. указал также на необходимость быстрейшего окончания вьетнамской войны. Французский президент подчеркнул, что ого страна не примет «американского протектората» в вопросах обороны.

Поездка по западноевропейским странам продемонстрировала Никсо­ну растущие разногласия между Западной Европой и США по основным проблемам европейской и международной безопасности. Президент США воочию убедился, что широкие общественные слои в Западной Европе

15 Nixon R. Memoirs, p. 370.
16 Ibid., p. 373.


тpeбовали от своих правительств проведения политики мирного сосуще­ствования и сотрудничества между всеми государствами континента. Это было расценено в Вашингтоне как «серьезный вызов» Соединенным Шта­там. В целом из поездки в Европу президент и его окружение вынесли следующее впечатление: если США «блокируют разрядку», они потеряют поддержку своих западноевропейских союзников, поскольку последние неизбежно активизируют контакты с Востоком самостоятельно и «без со­гласованной стратегии», что, как указывал Киссинджер, «изолирует» Соединенные Штаты и «подтолкнет Западную Европу к нейтрализ­му» 17

Как бы враждебно ни относились к идее разрядки ее многочисленные

противники в пpавящих кругах США, ни президент, ни его окружение не могли уже игнорировать общественное движение как в Западной Европе, так и США. В конце концов администрация Никсона пришла к заключению, что наиболее реальный способ сохранить единство в рядах НАТО — принять принцип разрядки, установив «ясные критерии» ее на­правленности. В Вашингтоне рассчитывали затормозить общеевропейский процесс нормализации отношений, дабы сохранить «позицию военной мощи», которая по-прежнему рассматривалась в качестве главной основы для ведения дел с Советским Союзом. Стереотипы «политики с позиции силы» глубоко укоренились в сознании американского политического истэблишмента.

3. «ДОКТРИНА НИКСОНА»

Во время визита Никсона в Западную Европу выявились и масштабы неодобрения союзниками и западноевропейской общественностью амери­канской агрессии во Вьетнаме, да и в самом Белом доме с каждым днем все яснее понимали невозможность продолжать войну. B апреле 1969 г. в Южном Вьетнаме находилось свыше 549 тыс. американских войск и около 70 тыс. войск «союзников» США (Австралии, Новой Зе­ландии, Таиланда, Филиппин и Южной Кореи). Войска марионеточного-правительства в Сайгоне составляли около 2 млн. солдат 18. Однако ни расширение масштабов агрессии, ни варварские методы ведения военных действий (включая массированные бомбардировки территории Вьетнама, применение химического орудия и др.) не могли сломить волю вьетнам­ского народа к освобождению.

Учитывая бесперспективность вьетнамской авантюры, а также рост антивоенного движения как в США, так и за их пределами, Белый дом прибег к военно-политическому маневру, публично объявив о «вьетнами-зации» конфликта. Тактика Никсона сводилась к тому, чтобы ускорить, процесс укрепления и модернизации вооруженных сил сайгонского марио­неточного режима, реализовать принцип: «пусть азиаты воюют против-, азиатов». Обученные американцами и оснащенные американским ору­жием, войска сайгонского режима должны были играть всевозрастающую роль в войне. В сущности, «вьетнамизация» конфликта создавала ширму, прикрывавшую интервенцию США.

17 Kissinger H. White House Years, p. 403.

18 Яковлев Н. Н. Силуэты Вашингтона. М., 1983, с. 283—284.



II. УГЛУБЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ


РАЗРЯДКА МЕЖДУНАРОДНОЙ НАПРЯЖЕННОСТИ И США



 


25 июля 1969 г. па пресс-конференции в американском офицерском клубе на о-ве Гуам Никсон, прилетевший в район Тихого океана, чтобы встретить экипаж космического корабля «Аполлон-2», изложил свою новую внешнеполитическую доктрину. Суть ее, говорил он в конгрессе

18 февраля 1970 г., «состоит в том, что США будут участвовать в обес­
печении обороны и развития наших союзников и друзей, но Америка не
может и не будет разрабатывать все планы, все программы, выполнять
все решения и брать на себя во всем объеме оборону свободных
(т. е. находящихся в сфере господства капитализма.—Авт.) стран мира.
Мы будем оказывать помощь в тех случаях, когда в этом есть реальная
необходимость и когда это будет отвечать нашим интересам... Наши ин­
тересы должны определять наши обязательства, а не наоборот» 19.

Речь, таким образом, шла не об отказе от глобализма и гегемонизма, а о стремлении «рационализировать» американские внешние «обязатель­ства», привести их в соответствие с возможностями США, с реальностя­ми международной ситуации, обеспечить Белому дому относительно большую свободу политического маневра. Главный акцент был сделан на распределение между США и их союзниками «бремени и ответственности» за сохранение устоев капитализма. Беседуя в марте 1971 г. с американ­ским журналистом С. Сульцбергером, Р. Никсон подчеркнул, что про­возглашенная им доктрина предназначена «именно для сохранения роли Америки в мире, а вовсе не для ее ухода из мира». И далее Никсон разъяснил, что эта «ответственность» включает не только Северную и Южную Америку, но и Европу, Средний Восток, Юго-Восточную и Вос­точную Азию, «многие районы, судьбы которых затрагивают мир на аемле» 20.

В послании конгрессу от 18 февраля 1970 г. Никсон обозначил конту­ры внешнеполитической программы Вашингтона: партнерство, военная сила и переговоры. Партнерство касалось союзников, военная сила и переговоры — «потенциальных противников». Новым здесь, в сущности, был последний элемент «триады», уже выраженный в формуле «от кон­фронтации к переговорам» 21. Принцип «партнерства» в политической стратегии Белого дома предполагал различные уровни: один для разви­тых капиталистических стран, другой — для развивающихся. Относи­тельно западноевропейских государств «партнерство» было охарактеризо­вано как «зрелое», т. е. направленное на достижение общих целен стабилизации положения в Западной Европе, связи с которой были опре­делены как «краеугольный камень» международного баланса. Разъясняя суть подхода Вашингтона, государственный секретарь У. Роджерс под­черкнул, что европейские дела «непосредственно затрагивают политиче­ские и стратегические интересы» США 22.

Таким образом, концепция «зрелого партнерства» предполагала укреп­ление — при помощи некоторых модификаций— блока НАТО, утвержде-ние пошатнувшегося приоритета «атлантизма» перед «европеизмом», усиление атлантического (по сути, американского) контроля над отноше­ниями западноевропейских стран с восточноевропейскими социалистиче-

19 New York Times, 1970, Febr. 19.

20 International Herald Tribune, 1971, Mar. 11.

21 Подробнее см.: Доктрина Никсона/Под ред. Ю. П. Давыдова. М., 1972, с. 8—27.

22 United States Foreign Policy, 1969—1970. A Report of the Secretary of State. Wash.,
1371, p. 111.


сними государствами, заблокирование роста независимых тенденций во внешней политике западноевропейских стран. Не случайно «новая вос­точная политика» правительства Брандта—Шееля (ФРГ), так же как до этого курс де Голля на нормализацию отношений с восточноевропейски­ми социалистическими странами, вызывала настороженную реакцию в Вашингтоне.

В марте 1970 г. Киссинджер подготовил меморандум для президента о политике США в отношении Западной Европы. Лейтмотив меморанду­ма — американское лидерство сохраняет определяющее значение, так же как сохраняется американское военное присутствие в Западной Европе. Вместе с тем подчеркивалось, что политика США должна быть «доста­точно гибкой, чтобы удержать наших союзников от движения к Моск­ве» 23. В соответствии с концепцией «зрелого партнерства» Вашингтон потребовал увеличения военного и финансового вклада западноевропей­ских партнеров в усиление мощи этого блока. Побочная цель такого тре­бования заключалась в попытке снизить конкурентные возможности за­падноевропейской экономики. Согласно новой концепции НАТО должна была выступать как координатор внешней политики входящих в нее стран. На сессии НАТО в декабре 1970 г. под давлением США европей­ские партнеры решили модернизировать свои вооруженные силы.

В том же послании от 18 февраля 1970 г. президент уделил большое внимание и Японии, назвав отношения с ней «ключом успеха» «доктри­ны Никсона» в Азии. Партнерство с Японией определялось как «равно­правное и зрелое». Ударение делалось на более широком использовании военно-стратегических возможностей Японии в Тихоокеанском регионе. Стремясь заручиться поддержкой партнера со столь значительным эко­номическим и военным потенциалом, Вашингтон пошел на компромиссы, в частности на пересмотр статуса Японии в американо-японском союзе. 17 июня 1971 г. США подписали соглашение о возвращении Японии о-вов Рюкю и Дайго, на которых, однако, оставались американские военные базы.

Концепция «зрелого партнерства» учитывала последствия изменения экономических потенциалов Западной Европы и Японии, с тем, однако, чтобы при соответствующей корректировке политических ролей этих новых «центров силы» сохранить доминирующее положение Соединенных Штатов в капиталистическом мире. Этот расчет ясно просматривался и в более позднем послании президента конгрессу от 3 мая 1973 г., посту­лирующем «разделенную ответственность», «более равное партнерство», основанное на «более уравновешенном вкладе» 24. 1973 год был объявлен Вашингтоном «годом Европы». В то же время вынашиваемые админи­страцией Никсона планы «повой Атлантической хартии», предложенной западноевропейским партнерам в апреле 1973 г., отводили Западной Европе, в сущности, подчиненную роль в мировых делах25.

Давнее направление империалистической экспансии США — Латин­ская Америка в рассматриваемый период находилась в состоянии со­циального брожения. Народы латиноамериканских стран стремились по­кончить с политико-экономической зависимостью от северного соседа.

23 Kissinger H. White House Years, p. 382.

24 US Foreign Policy for the 1970's. Shaping a Durable Peace. A Report to the Cong­ress, by R. Nixon, President of the US. Wash., 1973, p. 7, 9. 25 Современная внешняя политика США, т. 1, с. 135.



II. УГЛУБЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ


РАЗРЯДКА МЕЖДУНАРОДНОЙ НАПРЯЖЕННОСТИ И США



 


       
   
 
 


Значительно возросли авторитет и влияние социалистической Кубы В 1968 г. в Перу и Панаме к власти пришли военные правительства про­грессивной ориентации, в 1970 г. в Чили — правительство Народного единства. В 1969 г. страны Латинской Америки приняли хартию Винья-дель-Мар, ставившую задачу объединения в целях защиты национальных интересов. Специальная миссия Н. Рокфеллера, изучавшая летом 1969 г положение в латиноамериканских странах, пришла к следующему выво­ду: «Если сохранятся существующие антиамериканские настроения то можно предвидеть время, когда Соединенные Штаты окажутся в полити­ческой и моральной изоляции от некоторых или даже большинства стран Западного полушария» 26.

Учитывая все это, администрация Никсона выступила в октябре 1969 г с политикой «нового», или «равного, партнерства» США и стран Латин­ской Америки. Однако при всех словесных «нововведениях» основная цель Вашингтона в данном регионе практически не изменилась. Соеди­ненные Штаты по-прежнему исходили из доктрины панамериканизма рассматривая страны Латинской Америки как зону своих особых инте­ресов, как свой стратегический тыл. Концепция «нового партнерства» ставила задачу создания в регионе устойчивых проамериканских военных или полувоенных режимов, способных с «опорой на собственные силы» при поддержке США вести борьбу против освободительных, антиимпе­риалистических движений. В 1971 г. американская военная помощь дик­таторским режимам в Латинской Америке была удвоена (с 75 млн. до 150 млн. долл.) 27. Спецслужбы США в тесном взаимодействии с моно­полиями сразу после прихода к власти в Боливии прогрессивного прави­тельства приступили к подготовке его свержения. В 1971 г. при участии ЦРУ в Боливии был организован военный переворот, у власти было по­ставлено реакционное правительство У. Бансера, немедленно признанное США и получившее американскую экономическую и военную поддержку.

В целях удержания Латинской Америки в сфере капиталистической экономики упор в американской стратегии был сделан на увеличение частных американских капиталовложений в регионе. В итоге резко воз­росла внешняя задолженность латиноамериканских стран, дефицит их платежного баланса (с 1,5 млрд. долл. в год во второй половине 60-х годов до 17 млрд. долл.- в 1974—1975 гг.) 28.

Первостепенное место в американской внешней политике в рассмат­риваемые годы продолжал занимать Ближний Восток. Это определялось прежде всего его военно-стратегическим положением в непосредственной близости от границ СССР, других стран социалистического содружества, на стыке важных морских и воздушных коммуникаций, его значением одного из крупнейших в мире экспортеров нефти. Стремясь к контролю над ближневосточным регионом, Вашингтон сохранял там свое постоян­ное военное присутствие. Корабли 6-го американского флота находились в близлежащих районах Средиземного моря; американские базы были расположены в Турции. Главным стратегическим партнером Соединен­ных Штатов в регионе оставался Израиль — основная ударная сила аме­риканского империализма на Ближнем Востоке. Путем альянса с Израи­лем США рассчитывали реализовывать свои цели на Ближнем Востоке,

26 The Department of State Bulletin, 1969, Dec. 8, p. 507.

27 Селиванов В. Н. Экспансия США в Латинской Америке. М., 1975, с. 119.

28 Statistical Abstract of Latin America, 1974—1975. Los Angeles, 1975, p. 968.


нe прибегая к непосредственному военному вмешательству. Тель-Авив получал всевозрастающую американскую экономическую и военную помощь.

На рубеже 60—70-х годов национально-освободительное движение apабских народов добилось значительных успехов. Получили независи­мость народы Бахрейна, Катара, Объединенных Арабских Эмиратов. Борьба населения Юга Йемена за независимость завершилась в ноябре 1967 г. созданием Народной Республики Южный Йемен. В мае 1969 г. произошла революция в Судане. В Ливии в сентябре 1969 г. был сверг­нут проамериканский королевский режим и народ приступил к строи­тельству новой жизни. Большие социальные перемены произошли в Ираке, Алжире и Сирии. Учитывая все это, администрация Р. Никсона в соответствии с провозглашенной доктриной значительно расширила масштабы своего вмешательства во внутриполитические процессы в стра­нах Ближнего Востока. Особое внимание уделялось укреплению отноше­ний с шахским Ираном и Саудовской Аравией, а также с Египтом Анва-ра Садата.

Создавая видимость «сбалансированного» подхода к проолемам Ближ­него Востока, администрация Никсона с помощью так называемой «чел­ночной дипломатии» (организации постоянного американского посредни­чества между столицами арабских государств и Израиля) пыталась до­биться сепаратной сделки между Израилем и отдельными арабскими странами в ущерб законным правам палестинского народа. Подобная тактика была направлена на подрыв связей арабских государств с Совет­ским Союзом, на ослабление антиимпериалистических, прогрессивных и укрепление консервативных арабских режимов 29.

Идею «нового партнерства» администрация Никсона распространяла и на страны Африки. В послании о внешней политике США на 70-е годы Р. Никсон призвал к «откровенному и конструктивному диалогу» с Афри­кой 30. Стремясь к расширению своих позиций на Африканском конти­ненте, Вашингтон делал упор на использование «энергии частного пред­принимательства в целях экономического развития» этого региона31. В январе 1970 г. конгресс одобрил предложение Р. Никсона о создании «корпорации частных капиталовложений за границей» для стимулирова­ния инвестиций частных капиталов в развивающихся странах при нали­чии правительственной гарантии частных займов.

Провозглашенное Р. Никсоном «новое партнерство» было не чем иным, как ширмой для неоколониалистской политики США. Эта полити­ка преследовала две главные цели: сохранить африканские страны как аграрно-сырьевой придаток капиталистической экономики Запада, объект высокоприбыльных инвестиций США и не допустить развития стран Африки по некапиталистическому пути, воспрепятствовать росту их свя­зей с мировой системой социализма. Несмотря на частичную национали­зацию в ряде африканских государств, американские инвестиции в 1970—1975 гг. возросли с 3,5 млрд. долл. примерно до 4 млрд., а объем торговли увеличился в 7 раз 32. Одновременно США сохраняли и разви-

29 Примаков Е. М. Анатомия ближневосточного конфликта. М., 1978, с. 274.

30 Possony S. Strategy Technology. Winning the Decisive War. Cambridge (Mass.), 1970, p. 3-4.
31 The Department of State Bulletin, 1969, June, p. 516.

32 Современная внешняя политика США, т. 2, с. 418.



II. УГЛУБЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОТИВОРЕЧИИ


РАЗРЯДКА МЕЖДУНАРОДНОЙ НАПРЯЖЕННОСТИ И США



 


вали связи с расистскими режимами ЮАР и Родезии. В 1970—1975 гг инвестиции США в ЮАР увеличились в 2 раза, а торговля с ней — в 3. Вопреки официальному эмбарго администрация Никсона фактически не препятствовала экспорту американского оружия в ЮАР.

В ряду корректив, внесенных администрацией Р. Никсона во внешне­политический курс США, важное место принадлежало попыткам форми­рования новых отношений с КНР. Эта политика «нормализации» исходи­ла из сочетания различных целей и расчетов — и глобальных, и регио­нальных. На первом месте стояли соображения военно-стратегического а идеологического характера. Рассматривая Китай как важный фактор ми­рового баланса сил, Вашингтон рассчитывал при помощи улучшения от­ношений с Пекином получить рычаги воздействия на китайскую внеш­нюю политику, попытаться противопоставить КНР СССР, использовать «наведение мостов» с Китаем против антиимпериалистических сил и движений, в конечном счете для укрепления позиций США в регионе. Еще летом 1969 г., во время поездки Р. Никсона по некоторым стра­нам Азии, им было сделано ряд заявлений, призванных подтолкнуть Пекин к сближению. В Индонезии и Таиланде американский президент объявил, что США «не поддерживают» советскую идею коллективной безопасности в Азии. В августе 1969 г. находившийся в Канберре госу­дарственный секретарь Роджерс сказал, что Соединенные Штаты стре­мятся «открыть каналы связи» с Китаем. В декабре 1969 г. в послании президенту Пакистана Р. Никсон писал о своей «заинтересованности на­чать более серьезный диалог с китайскими лидерами» 33. Параллельно Белый дом предпринял ряд дозированных жестов «доброй воли». В 1969 г. были ослаблены ограничения на поездки американских турис­тов в КНР, на торговлю между обеими странами. В ноябре 1969 г. Вашингтон объявил о прекращении патрулирования Тайваньского про­лива силами 7-го флота США.

8 января 1970 г. в американском посольстве в Варшаве открылись переговоры США и КНР на уровне послов. В связи с этим Соединенные Штаты предприняли новый тур тактики «малых шагов». В апреле 1970 г. государственный департамент снял некоторые ограничения на выдачу лицензий на ряд предметов экспорта в Китай, а 14 апреля 1971 г было отменено эмбарго на торговлю с этой страной. В марте 1971 г. был отменен запрет на поездки американцев в Китай. Американское прави­тельство выразило согласие также не препятствовать восстановлению прав КНР в ООН в качестве постоянного члена Совета Безопасности при условии сохранения представительства Тайваня в Генеральной Ассамо-лее. Вашингтон открыто дал понять, что придерживается политики «двух Китаев». Тем не менее 25 октября 1971 г. подавляющим числом голосов Генеральная Ассамблея восстановила права КНР, исключив из ООН Тай­вань. В 1971 г. в результате двух секретных поездок Г. Киссинджера в Пекин было достигнуто соглашение об официальном визите президента США в КНР.

В итоге переговоров Р. Никсона с Мао Цзэдуном и Чжоу Эньлаем 21—28 февраля 1972 г. было опубликовано так называемое Шанхайское коммюнике, в котором отмечалось согласие обеих сторон па развитие свя­зей в области науки, техники, культуры, спорта, а также решимость

33 Kissinger H. White House Years, p. 180—181, 193.


поддерживать контакты по различным каналам в целях дальнейшей нор­мализации отношений между двумя странами.

Курс на «нормализацию» не ликвидировал противоречий, разделяю­щих США и КНР. Серьезным барьером для развития американо-китай­ских отношений продолжал оставаться вопрос о Тайване. Характерно, что в Шанхайском коммюнике указывалось на существенные различия между КНР и США в их социальных системах и внешней политике.

Следствием «доктрины Никсона» была корректировка военно-полити­ческой стратегии: на смену «гибкому реагированию» пришло «реалисти­ческое сдерживание». Министр обороны М. Лейрд разъяснял: «Четыре главных фактора реальной действительности, приведшие к принятию новой стратегии, таковы: стратегическая реальность, финансовая реаль­ность, реальное положение с людской силой и политическая реальность. Стратегическая реальность включает в себя прежде всего колоссальный рост военной мощи Советского Союза, явно уступавшего нам в силе в начале 60-х годов и добившегося ныне почти что паритета» 34.

В области вооружений политическое руководство США и Пентагон сделали упор на качественном совершенствовании как ракетно-ядерного арсенала, так и обычных вооружений. Концепция «превосходства» (в ее количественном аспекте) была заменена концепцией «достаточности» вооруженных сил (особое внимание обращалось на профессионализм специалистов и техническую оснащенность войск). В связи с этим осу­ществлялось сокращение армии, непомерно увеличившейся в годы агрес­сии во Вьетнаме (с 3548 тыс. до 2100 тыс. человек). С июля 1973 г. Соединенные Штаты отказались от призыва и перешли к созданию про­фессиональной армии на добровольческой основе. Большое внимание стало уделяться формированию мобильных военно-морских сил, бази­рующихся на «островной стратегии», т. е. на принадлежащих США островах, ввиду возрастающей неопределенности с положением амери­канских военных баз на чужих территориях, усилилось постоянное воен­но-морское патрулирование в Тихом и Индийском океанах, в Средизем­ном море.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 |

Поиск по сайту:



Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.028 сек.)