АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

НА ПОРОГЕ 70-Х ГОДОВ: ПОЛЯРИЗАЦИЯ СИЛ 5 страница

Читайте также:
  1. I. Перевести текст. 1 страница
  2. I. Перевести текст. 10 страница
  3. I. Перевести текст. 11 страница
  4. I. Перевести текст. 2 страница
  5. I. Перевести текст. 3 страница
  6. I. Перевести текст. 4 страница
  7. I. Перевести текст. 5 страница
  8. I. Перевести текст. 6 страница
  9. I. Перевести текст. 7 страница
  10. I. Перевести текст. 8 страница
  11. I. Перевести текст. 9 страница
  12. Il pea.M em u ifJy uK/uu 1 страница

В середине 70-х годов тецденция непосредственного вовлечения моно­полий (и прежде всего военно-промышленного комплекса) в политиче­скую жизнь все более приобретала черты доминирующего явления. Это нашло отражение и в увеличении лоббистских контор в Вашингтоне, и в заметном усилении «внутрифирменной» политической деятельности предпринимателей. 700 крупнейших корпораций создали собственные «комитеты политического действия». Эти организации не только стали заниматься сбором средств среди сотрудников фирмы в пользу того или иного кандидата в законодательные органы власти, но и осуществлять постоянный контакт между фирмами и партийными машинами демокра­тов и республиканцев. Политическая пропаганда на предприятиях рас­сматривалась ими в качестве одного из главных направлений деятельно­сти. Она носила и носит антирабочий, консервативный или даже откры­то реакционный характер.

В США все громче сталп слышны призывы к коренному пересмотру послевоенной политики государства в социально-экономической сфере. Все большую популярность начали приобретать всевозможные варианты консервативной ревизии «рузвельтовского наследия», неолиберальных принципов регулирования экономики.

2. «УОТЕРГЕЙТ»

Событие, которому суждено было стать началом крупнейшего в после­военной истории США политического кризиса, разыгралось в ночь на 17 июня 1972 г. в Вашингтоне в административно-жилом комплексе Yо-тергейт. Прибывшие около 2 часов утра по сигналу охранника полицей­ские обнаружили в помещении, занимаемом национальным комитетом демократической партии, пятерых взломщиков, имевших при себе аппа­ратуру для подслушивания, а также портативную рацию, фотокамеры я


миниатюрные пистолеты со слезоточивым газом12. Взломщики были арестованы. Среди них оказались трое кубинских эмигрантов Б. Баркер, B. Гонсалес и Э. Мартинес и американец Ф. Стерджис, связанные с ку­бинскими контрреволюционерами в Майами и с ЦРУ. Пятый — Дж. Мак-корд,— в прошлом служил в ФБР и ЦРУ, а в момент происшествия яв­лялся координатором по вопросам безопасности Комитета по переиз­бранию президента (КРП), руководившего предвыборной кампанией Никсона.

Вскоре стало известно, что в операции были замешаны еще два чело­века. Один из них — Г. Хант, долгие годы служивший в ЦРУ, некото­рое время работал консультантом Белого дома под началом Ч. Колсона, специального советника президента. В прошлом Хант участвовал в под­готовке вторжения на Кубу, организованного ЦРУ в 1961 г. В то время Хант познакомился с Баркером. Последний, так же как и Гонсалес и Стерджис, участвовал во вторжении на Кубу. Именно Хант и вовлек в уотергейтскую операцию этих членов реакционных эмигрантских органи­заций. Как впоследствии сообщил Баркер, Хант посулил им, что за эту «услугу» Белый дом в будущем поможет им в борьбе за свержение ре­волюционного правительства Кубы. Стало также известно, что к органи­зации операции был причастен Г. Лидди, бывший служащий ФБР. С конца 1971 г. он был советником КРП и весной 1972 г. перешел в качестве советника в Комитет по финансированию кампании за пере­избрание Никсона. Впоследствии выяснилось, что именно Лидди отвечал за подготовку и проведение операции.

Сообщения о проникновении в штаб-квартиру демократов появились в печати на следующий день. Председатель национального комитета демо­кратической партии Л. О'Брайен охарактеризовал это происшествие как «вопиющий акт политического шпионажа», следы которого явно вели в Белый дом. 20 июня О'Брайен официально предъявил иск КРП в разме­ре 1 млн долл. за причиненный ущерб (позднее, в сентябре, сумма иска была увеличена истцом до 3 млн.). На следующий день председатель КРП, бывший министр юстиции Дж. Митчелл сделал заявление, в кото­ром отмежевывался от операции в Уотергейте и утверждал, что ее участ­ники действовали без согласия и без ведома КРП. Никсон на пресс-конференции 22 июня 1972 г. поддержал заявление Митчелла, заявив, что Белый дом не имеет отношения к происшествию. 30 июня Митчелл yшел с поста руководителя КРП, сославшись на обстоятельства личного порядка.

С середины июня и до начала ноября, когда состоялись выборы, в пе­чати появились некоторые новые сведения о фактах политического шпио­нажа, финансовых махинаций и т. п. За расследование «уотергейтского Дела» и связанных с ним обстоятельств взялась газета «Вашингтон пост», выделившая специально для этой цели двух репортеров — К. Бернстейна и Б. Вудворда. Ряд сведений был опубликован газетой «Нью-Йорк тайме», журналами «Тайм», «Ньюсуик» и др. Тема эта звучала и в предвыборных выступлениях демократов. Кандидат в президенты от демократической партии Дж. Макговерн говорил, что вопреки попыткам представить «Уотергейт» как незначительное происшествие, это — «серьезное преступ-

12 Геевский И. А. Мафия, ЦРУ, Уотергейт: Очерки об организованной преступности и политических нравах в США. М., 1983, с. 171—172.



II. УГЛУБЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ


ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕАЛИИ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕШЕНИЯ



 


ление, нити которого тянутся к аппарату республиканской партии» 13 Однако Никсон и другие руководители республиканской партии продол­жали настаивать на своей непричастности к «уотергейтскому делу». Большинство американцев в то время приняли на веру эту официальную версию.

Против семи участников уотергейтского инцидента было возбуждено судебное преследование. 15 сентября им были предъявлены обвинения в соучастии в заговоре, проникновении со взломом и незаконном подслу­шивании с использованием электронной техники. И хотя печать сообща­ла (а следствие установило) о связи некоторых участников уотергейтской акции с КРП и получении от него крупных денежных сумм, обвинитель­ный акт не касался вопроса ни об источниках полученных подсудимыми средств, ни о целях, на которые были выделены эти деньги.

На процессе, состоявшемся 8—30 января 1973 г., представители госу­дарственного обвинения старались возложить всю вину на непосредст­венных исполнителей уотергейтской операции и уйти от вопроса об ответственности КРП и представителей администрации. Для сокрытия истины использовался также факт участия в операции кубинских эми­грантов, которым пытались приписать главную роль в этой истории. К. Бернстейн и Б. Вудворд отмечали: «Официальные представители Бе­лого дома и КРП пытались направить репортеров по ложному следу. Распространялись слухи, что проникновение в Уотергейт было делом рук антикастровских кубинцев, которые хотели доказать, что демократы по­лучают средства от Кубы» 14.

11 января 1973 г. Хант, а 15 января — Баркер, Стерджис, Мартинес и Гонсалес признали себя виновными, что освобождало их от дачи дальнейших показаний. В печати сообщалось, что они заняли такую по­зицию под сильным давлением, а также получив за это крупное де­нежное вознаграждение. 30 января суд признал виновными Лидди и Маккорда. Но вскоре атмосфера вокруг «уотергейтского дела» стала нака­ляться в связи с признаниями некоторых непосредственных «испол­нителей».

По настоянию противников Никсона в конгрессе приступил к работе специальный комитет сената по практике президентской кампании, со­зданный 7 февраля 1973 г. В состав его вошли четыре демократа и три республиканца. Председателем комитета был избран сенатор-демократ от штата Северной Каролины С. Эрвин, вице-председателем — сенатор-республиканец от штата Теннесси Г. Бейкер. Еще до начала публичных слушаний в комитете Эрвина Маккорд дал показания его членам на за­крытом заседании. В печать просочились также сведения о том, что Дж. Митчелл, бывший в то время председателем КРП, а до этого зани­мавший пост министра юстиции, лично дал согласие на операцию в штаб-квартире демократов. Выяснилось, что о готовившейся операции знали также советники президента Ч. Колсон, Дж. Дин и тогдашний замести­тель председателя КРП, в прошлом сотрудник аппарата Белого дома Дж. Магрудер.

Сенатор Эрвин заявил, что намерен вызвать на заседания сотрудни­ков Белого дома. Сначала Белый дом отказывался удовлетворить требо-

13 US News and World Report, 1972, Sept. 25, p. 28.

14 Bernstein С. Woodward B. All the President's Men. N. Y., 1974, p. 34


вaние Эрвина, ссылаясь на привилегию исполнительной власти, дающей

пpaво президенту и его подчиненным отказываться от явки по вызову kомитета конгресса. Однако показания Маккорда, Грея, Магрудера и других, а также скандальные разоблачения в печати заставили Никсона дать согласие на то, чтобы сотрудники Белого дома давали показания в комитете Эрвина.

30 апреля Никсон заявил, что руководитель штата сотрудников Бе­лого дома X. Р. Холдеман, главный советник Белого дома по внутри­политическим вопросам Дж. Д. Эрлихман, советник президента Дж. Дин, министр юстиции Р. Клейндинст подали в отставку. Новым министром юстиции был назначен Э. Л. Ричардсон (до этого министр обороны). Под давлением общественности Ричардсон был вынужден поручить рас­следование «уотергейтского дела» независимому следователю, не подчи­няющемуся министерству юстиции. Им стал известный юрист, профессор Гарвардского университета А. Кокс, занимавший один из высших постов в министерстве юстиции в правительствах Кеннеди и Джонсона.

Специальный комитет сената начал публичные слушания 17 мая 1973 г. Среди свидетелей, выступивших на публичных слушаниях, были те, кто недавно занимал высокие посты в правительстве Никсона и в КРП, в частности Митчелл, Станс, Холдеман, Эрлихман, Дин, Магрудер, Грей и др. Возникал, естественно, вопрос, был ли президент Никсон осведомлен о подготовке уотергейтской операции, а затем о попытках скрыть истину при расследовании? Магрудер утверждал, что президент ничего не знал и всецело полагался на своих помощников 15. Однако дру­гой советник президента — Дин заявил, что из разговора с президентом 15 сентября 1972 г. вынес убеждение, что уже в то время Никсон был хорошо осведомлен о том, что делалось его сотрудниками с целью скрыть причастность Белого дома к уотергейтской операции.

На завершающем этапе деятельности комитета Эрвина дело продол­жало расследоваться судебными инстанциями, в том числе специальным следователем. Палата представителей стала рассматривать вопрос о воз­можности применения импичмента в отношении президента 16. Чтобы не предварять решения других инстанций, писал в мемуарах Эрвин. его ко­митет в заключительном докладе, опубликованном в конце июня 1974 г., не стал выносить суждения относительно виновности президента и его сотрудников, а ограничился подробной констатацией фактов17. К этому времени из показаний свидетелей, из публикаций в печати получили из­вестность основные компоненты уотергейтской истории: политический шпионаж — засылка агентов в ряды соперничающей партии, подслуши­вание телефонных разговоров, фабрикация ложных слухов в целях дис­кредитации политических противников, финансовые злоупотребления в ходе предвыборной кампании, сокрытие истины в ходе расследования.

15 Presidential Campaign Activities of 1972, Hearings before the Select Committee on Presidential Campaign Activities of the United States, Senate, 93rd Congress, 1st Ses­sion. Wash., 1973, vol. 2, p. 785. (Далее: Presidential Campaign, Hearings...).

18 Импичмент — процедура, применяемая в США для привлечения к ответственно­сти любого гражданского должностного лица—представителя исполнительной власти, в том числе президента. Простым большинством палата представителей решает вопрос о возбуждении дела. Затем оно рассматривается сенатом, который 2/з голосов должен принять решение об отстранении от должности.

17 'Ervin S. J. The Whole Truth: the Watergate Conspiracy. N. Y., 1980, p. 271, 272.



II. УГЛУБЛЕНИЕ' СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ


ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕАЛИИ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕШЕНИЯ



 


Выдвигались различные толкования целей уотергейтской операции. Говоря о мотивах, которыми была продиктована уотергейтская акция, Ф. Манкевич, в прошлом пресс-секретарь сенатора Р. Кеннеди, а в 1972 г. политический директор кампании кандидата от демократической партии сенатора Дж. Макговерна, отмечал, что Никсон и его окружение пыта­лись сфабриковать версию, якобы антивоенные демонстрации финанси­руются сторонниками Макговерна, а также из-за рубежа 18. Это подтвер­дил и Дж. Дин, в свидетельском показании следующим образом охарак­теризовавший атмосферу, в которой стала возможной уотергейтская опе­рация: «Для того, кто был в Белом доме и познакомился с царящей там атмосферой, уотергейтское дело было неизбежным продуктом климата характеризовавшегося чрезмерной озабоченностью политическими послед­ствиями демонстраций, крайним беспокойством по поводу утечек инфор­мации, неутолимым аппетитом к политическому шпионажу, невзирая на закон...» 19. По словам Дина. Белый дом буквально был одержим идеей обнаружения информации о руководителях антивоенных демонстраций и их сторонниках, которая дискредитировала бы их лично или указывала бы на поддержку из-за границы. Белый дом также требовал сведений о «тайных» связях политических деятелей, критикующих военную полити­ку Никсона, с руководителями антивоенного движения20.

Американские авторы ограничиваются констатацией этих фактов и не ставят вопрос, почему Никсон продолжал настаивать на своей версии даже после того, как ЦРУ и ФБР не смогли предоставить ему подтвер­ждающих ее доказательств. Между тем «загадки» «уотергейта» могут быть объяснимы только путем соотнесения их с главной тенденцией в охранительной политике правящих кругов США в современную эпоху. Еще в середине 1970 г. Никсон предпринял меры по усилению коор­динации операций по слежке за политической оппозицией и расширению их. 6 июня 1970 г. он встретился с руководителями секретных служб Э. Гувером (ФБР). Р. Хелмсом (ЦРУ), генералом Д. Беннетом (Агент­ство оборонной разведки, Пентагон), адмиралом Н. Гейлером (Нацио­нальное агентство безопасности). Президент предложил присутствовав­шим образовать комитет во главе с Э. Гувером и подготовить рекомен­дации.

Была создана рабочая группа, разрабатывавшая предложения, в ос­нову которых был положен план, предложенный Т. Хастоном, молодым сотрудником Белого дома, бывшим президентом праворадикальной орга­низации «Молодые американцы за свободу». Рекомендации предусматри­вали тайное проникновение в жилища и служебные помещения, элект­ронное подслушивание телефонных разговоров американцев и иностран­ных дипломатов, перлюстрацию почтовой корреспонденции, расширение слежки в университетских кампусах, а также за американскими студен­тами, находящимися за границей, увеличение бюджетных ассигнований и специального персонала для проведения этих операций, создание новой Межведомственной группы по внутренней безопасности в составе пред­ставителей Белого дома, упомянутых секретных агентств, а также контр-разведовательных органов армии, ВВС и ВМС и т. д. Хотя формально

18 Mankiewicz F. Perfectly Clear. Nixon from Whittier to Watergate. N. Y., 1973, p. 14-

19 Presidential Campaign. Hearings..., vol. 3, p. 915.

20 Ibid., p. 918.


план Хастона не был утвержден президентом, фактически он стал руко­водством к действию всех охранительных органов.

B декабре 1970 г. был создан Комитет по оценке разведывательной деятельности. В него вошли представители Белого дома, ЦРУ, ФБР, Национального агентства безопасности, Секретной службы, министерств юстиции, финансов, обороны. По рекомендации Никсона комитету и его штабу было поручено улучшить координацию среди разведывательных ведомств и подготавливать оценки и прогнозы по их деятельности внутри США. Комитет действовал в обстановке секретности, и данные о его деятельности не публиковались.

13 июня 1971 г. «Нью-Йорк таймc» начала публиковать выдержки из так называемых «Документов Пентагона», включавших многотомное секретное исследование министерства обороны по политике США во Вьетнаме и другие секретные материалы. Стало известно, что документы эти были переданы газете Д. Эллсбергом, бывшим сотрудником Пентаго­на. Публикация «Документов Пентагона», вызвавшая большой резонанс, обнажила перед всем миром, как готовилась агрессия США в Юго-Во­сточной Азии. Вскоре после начала публикации этих документов Никсон приказал создать в аппарате президента специальное расследовательское подразделение, задачей которого было воспрепятствовать утечке инфор­мации из Белого дома. Сотрудников этого подразделения стали называть «пламберс» (водопроводчики). Это подразделение приобрело широкую из­вестность в ходе расследований, проводившихся комитетом Эрвина, имен­но потому, что его служащие принимали участие во многих тайных операциях, получивших скандальную известность. Среди них были Хант и Лидди — участники налета на штаб-квартиру демократов в Уотергейте.

Во второй половине 1971 г. администрация Никсона приступила к со­ставлению секретных списков политических противников, которых она намерена была преследовать, используя судебные, налоговые и другие ведомства. В «списки врагов» были занесены сенаторы Э. Кеннеди, У. Фулбрайт, Дж. Макговерн, Э. Маски, У. Мондейл, ряд членов палаты представителей, в том числе все черные конгрессмены, бывший сенатор-демократ Ю. Маккарти, мэр г. Нью-Йорка Дж. Линдсей, профсоюзные лидеры, среди них руководитель профсоюза автомобильных рабочиу Л. Вудкок и секретарь-казначей АФТ—КПП Л. Кирклэнд, большая груп па (57 человек) представителей средств массовой информации, в том чис ле Дж. Рестон, Дж. Крафт и др., известные артисты Г. Пек, Д. Грегори и др., крупные бизнесмены, оказывавшие финансовую поддержку демо­кратам, С. Мотт, А. Пиккер и др., представители юридических фирм, в прошлом занимавшие высокие государственные посты в администраци­ях демократов, Р. Макнамара, Р. Кларк, П. Уорнке и др., представители академических кругов Дж. К. Гэлбрейт, Д. Эллсберг, Д. Визнер и др. В эти списки были включены также целые организации: Южная конфе­ренция христианского руководства, «Черные пантеры», Комитет за ра­зумную ядерную политику, Национальная студенческая ассоциация, Ко­митет политического просвещения АФТ—КПП, Национальная ассоциа­ция по образованию, «Общее дело», Институт Брукингса, Институт политических исследований (г. Вашингтон) и др.

Большие надежды в плане подавления оппозиции возлагались на Службу внутренних доходов (ИРС). В меморандуме Холдеману Хатсон писал, имея в виду, в частности, антивоенные организaции: «То, чего



II. УГЛУБЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ


ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕАЛИИ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕШЕНИЯ



 


мы не можем добиться в суде, судебным преследованием, чтобы ограни­чить активность некоторых из этих групп, ИРС может сделать админи­стративным путем... Более того, ценная конфиденциальная информация может быть получена ИРС в результате ревизий, проводимых ею на местах»2l. В некоторых случаях, чтобы инспирировать такие ревизии использовались анонимные письма в местное налоговое управление' Как выяснилось при расследовании, стремясь дискредитировать поли­тических противников, специалисты по тайным операциям из аппарата Белого дома не останавливались перед фабрикацией фальшивок. Так для того чтобы продемонстрировать поддержку общественностью реше­ния Никсона о минировании Хайфонской гавани в начале мая 1972 г. было инспирировано большое количество телеграмм и телефонных звон­ков с одобрением действий президента. Как потом стало известно, на эту операцию КРП израсходовал несколько тысяч долларов.

С приближением выборов 1972 г. активизировались секретные опера­ции по саботажу предвыборных мероприятий кандидатов демократиче­ской партии, а также направленные на обострение разногласий в ее ря­дах. Во время слушаний комитета Эрвина стало известно, что летом 1971 г. сотрудники Белого дома, раздобыв бланки предвыборного комите­та по избранию в президенты сенатора-демократа Э. Маски, разослали на них избирателям сфабрикованные ими письма, в которых содержались ложные обвинения в адрес других претендентов от демократической пар­тии — сенаторов Хэмфри и Джексона.

Агентура КРП особенно активизировала деятельность перед началом первичных выборов 1972 г. Первые такие выборы были намечены на 7 марта 1972 г. в штате Нью-Гэмшнир. За две недели до этого в Нью-Гэмпшире ультраконсервативная газета «Юнион лидер» в г. Манчестере опубликовала сфабрикованное письмо от вымышленного читателя, ут­верждавшего, что Маски якобы использовал уничижительную кличку, говоря о гражданах франкоканадского происхождения, которых немало в Нью-Гэмпшире. Через два дня на митинге перед зданием газеты Маски выступил с заявлением, отрицавшим это обвинение. Он был так взволно­ван, что прослезился. Все это происходило в присутствии большого числа корреспондентов, перед объективами телекамер. Эпизод получил в сред­ствах массовой информации широкую огласку. На Маски стали нападать за проявление излишней эмоциональности. Его предвыборной кампании был нанесен значительный ущерб.

В истории «уотергейта» важное место принадлежит и серии финансо­вых злоупотреблений. К 1971 г. относится один из эпизодов, который всплыл впоследствии в качестве еще одного доказательства разгула кор­рупции в высших эшелонах власти в Вашингтоне. В начале марта 1971г. министр сельского хозяйства Ч. Хардин принял решение об уровне га­рантированных цен для фермеров на молоко, идущее на переработку. Представители этой отрасли сельского хозяйства расценили данный уро­вень как низкий. Во время встречи с Никсоном и Хардином они доби­лись повышения гарантированных цен. В благодарность за это организа­ции фермеров-молочников внесли в предвыборный фонд Никсона 422 тыс. долл., сделав это обходным путем через 100 специально создан­ных комитетов. Несколько тысяч долларов из этих средств были исполь-

21 Chester L. e. a. Watergate. The Full Inside Story. L., 1973, p. 86.


зованы, по сообщениям печати, на организацию грязных дел вроде не-аконных обысков в помещениях политических противников, и т. д.

В результате разоблачений в печати, а также расследования специ­альным следователем достоянием гласности стали факты и о тайной сделке между администрацией Никсона и «Интернэшнл телефон энд те­леграф компани» (ИТТ), в соответствии с которой в 1971 г. было пре­кращено возбужденное министерством юстиции дело о разделении ИТТ c крупной дочерней страховой компанией. ИТТ обещала внести 400 тыс. долл. в предвыборный фонд Никсона. Бывший министр р. Клейндинст сообщил в октябре 1973 г., что Холдеман, а затем сам Никсон дали ему указания о прекращении антитрестовского преследова­ния ИТТ по данному вопросу.

Комитет по финансированию кампании за переизбрание Никсона в 1972 г., возглавляемый М. Стансом, до этого занимавшим пост ми­нистра финансов, развил бурную деятельность и к моменту вступления в силу нового закона о финансировании избирательных кампаний (7 ап­реля 1972 г.) собрал внушительную сумму в размере 19,9 млн. долл. Делая крупные взносы в тот момент, некоторые корпорации рассчиты­вали, что их пожертвования останутся в секрете. Однако впоследствии эти факты стали достоянием гласности. Причем стало очевидно, что круп­ные суммы были внесены в расчете на услуги со стороны правительства. Вот лишь некоторые примеры. «Америкэн эрлайнс» внесла 55 тыс. долл.— в это время Управление гражданской авиации рассматривало вопрос о ее слиянии с «Вестерн эрлайнс». «Галф ойл» предоставила 100 тыс.—в тот момент совместно с несколькими другими нефтяными компаниями она была объектом расследования со стороны Федеральной торговой комис­сии по обвинению в монополистической практике. Такое же обвинение было выдвинуто против известной фирмы «Гудийр», внесшей 40 тыс. Некоторые взносы были сделаны окольным путем, чтобы лучше скрыть их следы.

С периодом расследования «уотергейтского дела» совпали и другие разоблачения финансовых и прочих злоупотреблений высокопоставленных деятелей администрации. В начале августа 1973 г. стало известно, что ве­дется расследование против вице-президента С. Агню, обвиняемого во взяточничестве, вымогательстве и уклонении от уплаты налогов. Как выяснилось, будучи губернатором Мэриленда, а затем вице-президентом он брал взятки от строительных компаний. Как это допускает американ­ская судебная процедура. Агню признал себя виновным лишь по менее тяжкому обвинению (неуплата налогов). 10 октября он был приговорен к трем годам условно и к штрафу в 10 тыс. долл. Агню вынужден был подать в отставку. Вице-президентом стал Дж. Форд, до этого являвший­ся лидером республиканского меньшинства в палате представителей. В довершение всего осенью 1973 г. в прессе появились сообщения, что и сам Никсон, став президентом, уплатил в качестве налогов незначитель­ную сумму, не соответствовавшую его доходам. Никсон пытался оправ­даться, но после соответствующего расследования комитет не признал его доводы убедительными.

В ходе расследований обнаружились также многочисленные факты, свидетельствовавшие о том, что окруженпе президента участвовало в так называемом «кавер-ап», т. е. сокрытии истины. Их обвиняли в лжесвиде­тельстве, препятствии отправлению правосудия, попытках использовать



II. УГЛУБЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОТИВОРЕЧИИ


ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕАЛИИ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕШЕНИЯ



 


в этих целях ЦРУ и ФБР, подкупе обвиняемых по делу о проникновении в штаб-квартиру демократов.

Все эти обстоятельства, вскрывшиеся в результате кампании по рас­следованию «уотергейтского дела», еще более обострили внутриполитиче­скую ситуацию. Масла в огонь подлило заявление А. Баттерфилда, главы Федеральной администрации по вопросам авиации, в прошлом сотрудника аппарата президента, сделанное 16 июля перед комитетом Эрвина о том что с весны 1971 г. существовала система тайной записи разговоров пре­зидента 22. Комитет Эрвина, специальный следователь Кокс и судья Си-рика потребовали передачи им этих записей. Никсон отказывался, ссы­лаясь на доктрину разделения властей и на так называемую привилегию исполнительной власти. В то же время он продолжал утверждать, что не причастен ни к подготовке уотергейтской операции, ни к сокрытию исти-ны в ходе ее расследования.

12 октября 1973 г. апелляционный суд поддержал решение судьи Си-рики о выдаче записей. Президент в ответ заявил, что готов представить изложение содержания записей Сирики и комитету Эрвина и допустить сенатора-демократа Дж. Стенниса к самим записям для подтверждения правильности изложения, а специальный следователь не должен требо­вать дополнительно записей или других документов аналогичного ха­рактера. Кокс ответил, что такая процедура его не устраивает.

20 октября 1973 г. разыгрались события, получившие название «резни в субботнюю ночь». Президент потребовал отстранить Кокса с поста спе­циального следователя. Министр юстиции Э. Ричардсон отказался под­чиниться приказу и сам подал в отставку. Также поступил его замести­тель У. Ракелсхаус. Тогда Никсон назначил исполняющим обязанности министра юстиции следующего по рангу чиновника — Р. Борка. Вслед за тем последовало увольнение Кокса.

Действия Никсона вызвали сильное недовольство. 22 октября лидеры демократического большинства в палате представителей приняли решение о рассмотрении палатой вопроса об импичменте президента. На следую­щий день представитель Белого дома заявил, что президент в результате событий последних дней согласился подчиниться решению апелляционно­го суда и представить в суд требуемые записи и документы. 1 ноября Борк назначил нового специального следователя — Л. Джаворски. Однако через неделю юрисконсульт Белого дома Ф. Базхарт заявил, что двух из девяти затребованных записей не существует. Позднее, в ноябре, было за­явлено, что в записи беседы между Никсоном и Холдеманом, состояв­шейся в конце июня 1972 г. (т. е. сразу после уотергейтского инциден­та), имеется пропуск продолжительностью в 18 минут. Через несколько дней личная секретарша президента Р. М. Вуд заявила, давая показания в суде, что случайно стерла эту часть пленки. Впоследствии судебные эксперты установили, что эта часть пленки была стерта преднаме­ренно.

6 февраля палата представителей конгресса проголосовала за предо­ставление юридическому комитету полномочий для рассмотрения вопроса об импичменте Никсона. 19 февраля 1974 г. начался процесс в Нью-Йорке над Митчеллом и Стансом, обвиненными в сговоре с целью воспре-

22 Presidential Campaign, Hearings..., vol. 5, p. 2074; Watergate: Chronology of A Cri­sis. Congressional Quarterly. Wash., 1975, p. 192.


пятствовать отправлению правосудия, лжесвидетельстве и т. п. 1 марта федеральное большое жюри предъявило обвинение в сговоре с целью препятствовать расследованию «уотергейтского дела» семи бывшим со­трудникам Никсона — Митчеллу, Холдеману, Эрлихману, Колсону, Мар-диану, Паркинсону, Стракану. 11 апреля юридический комитет палаты проголосовал за предписание о предоставлении ему записей 42 бесед президента и потребовал представить их до 30 апреля. 30 мая юридиче­ский комитет палаты принял решение рассматривать отказ Никсона вы­дать записи как деяние, подлежащее импичменту.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 |

Поиск по сайту:



Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.016 сек.)