АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

НА ПОРОГЕ 70-Х ГОДОВ: ПОЛЯРИЗАЦИЯ СИЛ 13 страница

Читайте также:
  1. I. Перевести текст. 1 страница
  2. I. Перевести текст. 10 страница
  3. I. Перевести текст. 11 страница
  4. I. Перевести текст. 2 страница
  5. I. Перевести текст. 3 страница
  6. I. Перевести текст. 4 страница
  7. I. Перевести текст. 5 страница
  8. I. Перевести текст. 6 страница
  9. I. Перевести текст. 7 страница
  10. I. Перевести текст. 8 страница
  11. I. Перевести текст. 9 страница
  12. Il pea.M em u ifJy uK/uu 1 страница


II. УГЛУБЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ


СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ И СОЦИАЛЬНЫЕ КОНФЛИКТЫ



 


в 1979 г. на нищету была обречена почти каждая третья негритянская семья24.

Нормой для американского «общества равных возможностей» продол­жала оставаться дискриминация женщин, роль которых в экономике страны все возрастала. В конце 70-х годов число жепщин в составе рабо­чей силы превысило 42 млн.— 41 % всего трудоспособного населения В то же время средний доход работающей американки составлял менее 60% средней заработной платы мужчины, выполняющего ту же работу причем этот разрыв, как отмечал еженедельник «ЮС ньюс энд Уорлд рипорт», со времени принятия в 1963 г. закона, гарантирующего женщи­нам равную оплату за равный труд, не сократился25. Главная причина разрыва состояла в том, что для женщин выбор профессий, особенно ква­лифицированных, сильно ограничен. Несмотря на принятые в 60-х годах законы, формально запрещающие дискриминацию женщин при найме на работу и в продвижении по службе, подобная практика была широко распространена. Подавляющее большинство женщин не может найти при­менения своим силам и способностям вне той сферы низкооплачиваемого и малопрестижного труда, которую американские социологи окрестили «женским гетто». 75% работающих американок были заняты в 70-х годах на секретарской работе, в сфере обслуживания, а также на малоквали­фицированной работе в промышленности. По другим данным, женщины составили 63% американских граждан, живущих ниже официального «уровня бедности», а безработица среди них была почти в 2 раза выше, чем среди мужского населения26.

Рост стоимости жизни, снижение ее уровня — не единственный бич американских рабочих. Значительно обострилась в 70-е годы проблема безопасности труда и охраны здоровья. Резкая интенсификация труда, использование потогонных методов на современном высокомеханизиро­ванном и автоматизированном капиталистическом предприятии требова­ли от наемного работника значительно большего расхода физической и нервной энергии. На заводах компании «Форд мотор», например, рабочий «изнашивался» уже к 40 годам. Рос производственный травматизм, по­являлись новые виды опасных профессиональных заболеваний, создавая повышенную угрозу для здоровья и самой жизни рабочих.

Согласно данным федерального управления безопасности труда и здравоохранения на конец 70-х годов, в США ежегодно каждый один­надцатый рабочий пострадал от несчастного случая на производстве или профессиональных заболеваний: в результате несчастных случаев поги­бали 14 тыс. человек, 2,5 млн. постоянно теряли трудоспособность, 100 тыс. человек умирали от болезней, вызванных тяжелыми условиями работы, более 400 тыс. теряли здоровье и становились инвалидами из-за профессиональных заболеваний27. Система государственного страхования на случай производственного травматизма и профзаболеваний все еще не распространяется на 10 млн. американских трудящихся — сельскохозяй­ственных рабочих, домашнюю прислугу, рабочих, занятых на мелких предприятиях 28.

24 Рабочий класс и соврем, мир, 1984, № 2, с. 47. .

25 US News and World Report, 1979, Jan. 15, p. 64—67.
26 Daily World, 1979, Mar. 8.

27 Корионов В. Г. Указ соч., с. 117.
28AFL—CIO News, 1979, Apr. 7, p. 8.


Экономическая борьба американского пролетариата в 70-е годы непо­средственно была связана с теми проблемами и трудностями, с которыми oн сталкивался в этот период. События минувшего десятилетия со всей очевидностью продемонстрировали решимость американского рабочего класса вести борьбу в защиту своих экономических интересов, за огра­ничение всевластия монополий, не полагаясь на благоволение и гуман­ность верхов, на согласительные процедуры и правительственный арби­траж.

Главным оружием трудящихся США. в борьбе за свои права остава­лась стачка. 70-е годы по числу стачек и их участников, по массовости забастовочных выступлений в стране не имеют себе равных за все после­военные годы. Особенно резким подъемом забастовочной борьбы было от­мечено начало десятилетия. Показатель числа забастовочных человеко-дней, приходящихся на одного участника забастовки, был выше, чем в предшествующие десятилетия. Средняя продолжительность одной заба­стовки также обнаруживает тенденцию к неуклонному увеличению: в 50-е годы — 20 дней, в 60-е — 23,4, в 70-е — 27,6 дня. Возросло число крупных стачек с участием более 10 тыс. человек. В 1970 г. состоялись 34 таких выступления. В рассматриваемый период среднегодовая доля участвовавших в них рабочих превысила показатели для 50 и 60-х го­дов, составив 35% общего числа бастующих29.

Об остроконфликтном характере многих стачек свидетельствует дина­мика среднегодовых показателей продолжительных (30 дней и более) за­бастовок. Сопоставление основных параметров таких забастовок в 50 и 70-е годы показывает, чточисло стачек было (соответственно) 819 и 1482, их удельный вес во всех забастовках 19,4 и 28,3%, доля их участ­ников в общем числе бастующих 27,7 и 30.6%, удельный вес забастовоч­ных человеко-дней в общей массе потерянного в стачках рабочего време­ни 70,4 и 76,4%. Подобная же тенденция прослеживается также для ста­чек продолжительностью 90 дней и более30. Таким образом, происходило неуклонное нарастание упорства и напряженности стачечной борьбы.

Рабочим США противостоит сильный враг — гигантские корпорации, отвечающие на их борьбу созданием единого антипрофсоюзного фронта и выработкой общей стратегии и тактики. С конца 60-х годов быстро воз­растает число заключаемых предпринимателями соглашений «о финансо­вой взаимопомощи», предусматривающих создание «объединенных фон­дов» для борьбы с забастовками. Но и профсоюзы никогда еще за после­военный период не вели с монополиями борьбу такими крупными и объ­единенными силами, как в 70-е годы. Сплочение профсоюзных рядов перед лицом возросшей агрессивности корпораций проявилось прежде всего в создании коалиционных комитетов ряда профсоюзов. В 1973 г. в США действовало 77 комитетов по координации профсоюзных действий в период заключения коллективных договоров с гигантскими корпора­циями-конгломератами.

Атаки монополий особенно усилились в период экономического за­стоя конца десятилетия 70-х годов. Стремление монополий преодолеть экономические трудности за счет трудящихся выражалось в еще боль­шем ужесточении их позиций на переговорах о заключении трудовых

29 Подсчитано по: Analysis of Work Stoppages, 1979. Wash., 1981, p. 7, 10.

30 В среднегодовом исчислении. Подсчитано по: Analysis of Work Stoppages, 1950—
1979. Wash., 1951—1981.



II. УГЛУБЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ


СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ И СОЦИАЛЬНЫЕ КОНФЛИКТЫ



 


соглашений с профсоюзами. Миллионы рабочих испытывали на себе по­следствия наступления крупного бизнеса на жизненный уровень и проф­союзные права трудящихся, завоеванные в ожесточенных классовых бит­вах прошлого. Заключение и обновление многих коллективных договоров сопровождались упорными массовыми забастовками. Повсеместно в стра­не развернулась возглавленная Национальной ассоциацией промышлен­ников антирабочая кампания: за создание «окружающей среды, свобод­ной от профсоюзов». Корпорации все чаще прибегали к услугам так называемых консультативных фирм, специализирующихся на провокаци­ях против профсоюзного движения.

Рассматриваемый период характерен и тем, что усилилось вмешатель­ство государства в трудовые конфликты в целях ограничения масштабов выступлений трудящихся, установления над ними более жесткого пра­вительственного контроля. Не было ни одного сколько-пибудь крупного и значительного трудового конфликта, в который прямо или косвенно не вмешивалось бы правительство, поддерживая, как правило, предпринима­телей. Участились и случаи вмешательства в стачечные выступления су­дебных инстанций, что само по себе служит свидетельством остроты трудовых конфликтов. Для подавления забастовок власти часто прибега­ли к полицейским акциям. При этом, не ограничиваясь разгоном пикет­чиков, они производили в ходе стачек массовые аресты. Известны много­численные случаи гибели стачечников в результате стычек с полицией. Острые схватки полицейских с забастовщиками вспыхивали в южных штатах.

Примером могут служить действия национальной гвардии штата Вир­гиния в период стачки рабочих-судостроителей г. Ньюпорт-Ньюс в нача­ле 1979 г. Крупнейшая в США судостроительная компания «Ньюпорт-Ньюс шипбилдинг» отказалась заключить коллективный договор с мест­ным отделением профсоюза сталелитейщиков, получившим статус пол­номочного представителя рабочих на коллективных переговорах в результате тайных выборов под наблюдением Национального управления по трудовым отношениям. В ответ 16 тыс. рабочих компании в январе 1979 г. объявили забастовку, которая стала одной из наиболее длитель­ных и ожесточенных. 16 апреля вошло в анналы этой стачки как «кро­вавый понедельник». В этот день полиция и подразделения национальной гвардии, прибывшие в Ньюпорт-Ньюс по приказу губернатора штата Дж. Дэлтона, учинили кровавую расправу над бастующими судостроите­лями. Полицейские с дубинками в руках нападали на пикетчиков и же­стоко их избивали. Более 50 раненых участников стачки — некоторые с тяжелыми увечьями — были доставлены в госпиталь. Наряд полиции со­вершил рейд на штаб-квартиру местного профсоюза сталелитейщиков, ко­торому было предъявлено обвинение в нарушении закона о праве на работу, действующего в этом штате.

В целом забастовочное движение носило экономический характер. Вы­двигались требования о повышении заработной платы, расширении и га­рантии занятости, улучшении условий труда. Вместе с тем в условиях роста экономической нестабильности трудящиеся добивались защиты своего жизненного уровня от инфляции, компенсации роста стоимости жизни введением «скользящей шкалы» заработной платы (ее автоматиче­ского увеличения пропорционально темпам роста инфляции). Последний вопрос стал центральным в ходе крупнейших забастовок и переговоров о


заключении коллективных договоров. В итоге 9 млн. американских рабо­чих — членов профсоюзов уже добились этого. Следует, однако, отметить, что в 1968—1978 гг. повышение оплаты труда согласно «скользящей шка­ле» компенсировало лишь 57% потерь в заработной плате, которые рабо­чие понесли вследствие инфляции. К тому же «скользящей шкалой» было охвачено менее 10% всех лиц, работающих по найму31.

Антиинфляционные требования бастующих включали также повыше­ние размеров пенсий и выплачиваемых из частных предпринимательских фондов пособий по безработице и медицинскому обслуживанию. Вместе с тем более решительно выдвигались требования гарантировать заня­тость, оградить рабочих от локаутов и увольнений, возвратить на работу уволенных, снизить пенсионный возраст, запретить принудительные сверхурочные работы и сократить рабочую неделю, улучшить охрану труда, расширить права профсоюзов.

В авангарде забастовочной борьбы выступали фабрично-заводской пролетариат, наемные работники ведущих в технологическом отношении и наиболее монополизированных отраслей, образующих сердцевину эко­номики. В то время как доля занятых в обрабатывающей промышленно­сти в 70-е годы едва превышала четвертую часть всех наемных работни­ков несельскохозяйственного сектора экономики, удельный вес забасто­вок, бастующих и потерянных человеко-дней в этом секторе в общем числе забастовок, бастующих и забастовочных человеко-дней в стране составлял в минувшем десятилетии 44%, 35,9 и 50,8% соответственно32.

На результаты, достигнутые организованными рабочими отраслей об­рабатывающей промышленности, ориентируются остальные отряды тру­дящихся. Здесь противоборство между трудом и капиталом отмечено многими массовыми, продолжительными, весьма упорными забастовка­ми. В числе наиболее значительных стачечных выступлений фабрично-заводских рабочих 70-х годов можно назвать стачки рабочих автомобиль­ной и электротехнической промышленности. Как одно из памятных событии минувшего десятилетия войдет в историю Соединенных Штатов 67-дневная стачка 350 тыс. рабочих на автомобильных заводах корпора­ции «Дженерал моторз». Начавшись 15 сентября 1970 г., она явилась первым общенациональным забастовочным выступлением на предприяти­ях крупнейшей автомобильной фирмы капиталистического мира после упорной 113-дневной борьбы, которую рабочим «Дженерал моторз» при­шлось вести в 1945—1946 гг.

Автомобилестроители держались стойко, и корпорация вынуждена была пойти на уступки, в частности принять два основных требования профсоюза: о включении в договор статьи о «скользящей шкале» заработ­ной платы и об улучшении системы пенсионного обеспечения. Характер­ной чертой забастовки стала ее антивоенная направленность. Так, вы­ступая на митинге бастующих автомобилестроителей в Понтиаке, секре­тарь-казначей профсоюза Э. Мэйзи сказал: «Забастовка на заводах „Дженерал моторз" вызвана войной во Вьетнаме, которая стала главной причиной инфляции. Если вы хотите добиться быстрого окончания за­бастовки, боритесь за окончание войны во Вьетнаме!» 33.

31 Monthly Labor Review, 1979, June, p. 15; Daily World, 1979, Sept. 27.

32 Классовые бои в цитаделях империализма, с. 45—48.

33 Daily World, 1970, Oct. 15.



II. УГЛУБЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ


СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ И СОЦИАЛЬНЫЕ КОНФЛИКТЫ



 


Успех профсоюза, сломившего сопротивление лидера «большой трой­ки» автомобильных корпораций, вынудил отступить также «Форд мотор» и «Крайслер», которые под угрозой забастовки заключили новое трудо­вое соглашение на таких же условиях, как «Дженерал моторз». Особен­но упорный характер носила 28-дневная стачка 170 тыс. автомобиле­строителей компании «Форд мотор» в 1976 г., проходившая в условиях резкой активизации антирабочей политики монополий и завершившаяся частичным успехом.

Силу классовой солидарности рабочих продемонстрировал успех 102-дневной забастовки 150 тыс. электромашиностроителей компании «Дженерал электрик» (конец 1969 г.—начало 1970 г.). Преодолев раз­ногласия, разделявшие их в прошлом, 13 профсоюзов сумели сформиро­вать действенную коалицию для ведения коллективных переговоров и руководства стачкой. Рабочие впервые добились подписания единого кол­лективного договора и первыми в США настояли на включении в трудо­вое соглашение статьи о «скользящей шкале» заработной платы. Важ­ная победа, одержанная профсоюзной коалицией над этой мощной кор­порацией, получила большой резонанс в стране. Единым фронтом выступили профсоюзные организации в этой отрасли и в 1976, 1979 гг., когда бастовали рабочие компании «Вестингауз электрик».

Как одно из самых боевых, массовых и продолжительных выступле­ний войдет в историю американского рабочего движения длившаяся 110 дней национальная забастовка 160 тыс. шахтеров в декабре 1977 — марте 1978 г., которые, по выражению Генерального секретаря Компар­тии США Г. Холла, «продемонстрировали образец стойкости и мужест­ва в борьбе против монополистического капитала, за права рабочего клас­са» 34. В ходе забастовки президент Дж. Картер объявил о намерении применить закон Тафта—Хартли, чтобы заставить горняков вернуться на работу. Но и эти угрозы не сломили волю бастующих. Действиям уголь­ных корпораций и правительства была противопоставлена общенацио­нальная солидарность людей труда. Свыше 250 профсоюзов сплотились в коалицию для оказания моральной поддержки и материальной помощи бастующим. Забастовка дала шахтерам ощутимые результаты, они доби­лись повышения заработной платы и пенсий.

Высокой интенсивностью было отмечено забастовочное движение на транспорте и предприятиях связи, где темпы абсолютного увеличения числа забастовщиков и забастовочных человеко-дней значительно опере­жали рост числа наемных работников. По уровню стачечной активности (вовлеченности в забастовки) транспортники и связисты уступали только горнякам и строителям.

Борьба пролетариев, занятых в сфере производства, оказывала мощ­ное влияние на характер всего американского рабочего движения. Клас­совые взаимоотношения в торговле, сфере услуг, финансовых и государ­ственных учреждениях характеризовались также прогрессирующим нарастанием забастовочной борьбы. Отличительной тенденцией забасто­вочной борьбы американских трудящихся этого десятилетия явился не­бывалый рост числа стачек государственных служащих. В 70-е годы по сравнению с 50-ми число забастовок в государственном секторе увеличи­лось более чем в 17 раз, участников — в 60, потерянных человеко-дней —

34 Ibid., 1978, June 22.


более чем в 90 раз 35. Втягивание трудящихся непроизводственной сферы в стачечную борьбу представляет собой одно из важнейших условий для укрепления единства действий всех отрядов американского рабочего

класса.

Снижение относительного удельного веса бастующих не следует истол­ковывать как сужение сферы конфликта и расширение сферы компромис­са в трудовых отношениях. Как уже отмечалось, неуклонно нарастали упорство и напряженность стачечной борьбы. Изменение показателя во­влеченности трудящихся в стачечное движение обусловлено было глав­ным образом Происходящей сменой форм и методов экономической борьбы пролетариата. Эти сдвиги и тенденции и по сию пору еще не определи­лись полностью и во всем объеме, арсенал новых средств и методов еще отрабатывается, но в ряде сфер и отраслей производства уже в 70-х го­дах наметились четкие контуры изменений.

Характерной особенностью развития забастовочного движения в 70-х годах в США явилось значительное расширение арсенала методов ста­чечных выступлений. В условиях все возрастающей социальной значимо­сти труда рабочих в процессе производства в ряде случаев создается реальная возможность добиваться удовлетворения требований бастующих не посредством продолжительных стачек, а путем применения точно рас­считанных кратковременных ударов по наиболее чувствительным, «нерв­ным центрам» производственного процесса.

Американский пролетариат чаще использовал и такие приемы и сред­ства борьбы (подчас заимствованные из опыта трудящихся других стран), как выборочные и прерывистые забастовки, поочередная остановка рабо­ты на отдельных (как правило, ключевых) участках производства либо в разных цехах предприятия 36. Так, серия кратковременных выборочных стачек была проведена профсоюзом рабочих автомобильной промышлен­ности в 1976 г. на 16 заводах ведущей монополии отрасли — «Дженерал моторз». Ранее та же тактика использовалась автомобилестроителями против этой компании в 1972 г., когда прекращалась работа поочередно на 10 заводах. Орган министерства труда США «Мансли лейбор ревью» резюмировал: «Стратегия „кратковременных ударов" — мини-стачек в дан­ном случае вполне себя оправдывает: нанося значительный ущерб про­изводству, она не требует от участников больших материальных жертв и не приводит к истощению забастовочного фонда профсоюза» 37.

В практике борьбы профсоюзных низов распространение получили и такие формы стачечных выступлений, как «забастовки усердия», или «работа строго по правилам», а также «согласованное замедление тем­пов труда» («слоудаунс»). Специфика их состояла в том, что они позво­ляли активно противодействовать новейшим методам капиталистической эксплуатации трудящихся, связанным с ростом интенсификации труда.

С конца 60-х годов все большее значение в стачечной борьбе трудя­щихся стал приобретать бойкот готовой продукции — мера, рассчитанная на срыв ее реализации и ослабление способности компании к сопротив­лению. Обычно бойкот осуществляется в форме действий против магази­нов, торгующих бойкотируемой продукцией (пикетирование, распростра-

35 Подробнее о забастовочном движении государственных служащих см.: Тарасо­ва Н. Н. Государственные работники США. М., 1982, с. 115—131.

36 Auto Work and Its Discontents/Ed, by B. J. Widick. Baltimore; London, 1976, p. 92.

37 Monthly Labor Review, 1973, Febr., p. 66—67.



II. УГЛУБЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ


СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ И СОЦИАЛЬНЫЕ КОНФЛИКТЫ



 


нение листовок, призывающих оптовых потребителей и население отка­зываться от приобретения товаров или услуг данной компании, и т. п.). Бойкот в значительной мере эффективно дополнял прямые забастовоч­ные действия. Эту тактику с успехом использовали рабочие-швейники предприятий фирмы «Фарах» в штатах Техас и Нью-Мексико в 1972 г.. горняки в штате Кентукки в 1973 г. Победе бастующих рабочих «боль­шой четверки» компаний резинотехнической промышленности США в 1976 г. в значительной мере способствовал международный бойкот, объ­явленный этим транснациональным корпорациям Международной конфе­дерацией рабочих химической промышленности. Самой ожесточенной, не имеющей равных по продолжительности и масштабам стала кампания бойкота в поддержку сельскохозяйственных рабочих 38.

В 1977 г. проводилось семь общенациональных кампаний бойкота продукции корпораций, не допускавших создания профсоюзов на своих предприятиях. Многолетнюю борьбу за профсоюзные права, за коллек­тивный договор вели рабочие-текстильщики фирмы «Дж. П. Стивене». Проявлением растущей классовой солидарности американских трудящих­ся стал День протеста 30 ноября 1978 г., когда по инициативе профсою­зов в 95 городах Соединенных Штатов и Канады прошли массовые ми­тинги и демонстрации в поддрежку справедливых требований тек­стильщиков.

В 70-е годы центральное направление классовой борьбы трудящихся США — забастовочное движение существенно дополнялось и усилива­лось массовыми общедемократическими течениями. Происходило сбли­жение интересов участников стачечных выступлений и других движений социального протеста, охватывающих самые широкие массы трудящихся. В условиях массовой безработицы и непрекращающейся инфляции, уси­ления прямого вмешательства государства в трудовые конфликты на сто­роне монополий для профсоюзов становится все более очевидной необ­ходимость активного использования политических методов борьбы за эко­номические и социальные требования.

Свидетельством определенной политизации экономической борьбы п обогащения ее новыми формами стали такие хорошо организованные ме­роприятия, как митинги, демонстрации, марши протеста, проведенные в различных городах и в столице страны. В ходе этих выступлений тру­дящиеся требовали принятия необходимых мер по обеспечению занято­сти, включая значительное расширение программ общественных работ, федеральной помощи большим городам, сокращения военных расходов, создания действенной системы здравоохранения, облегчения налогового бремени.

2. ПРОФСОЮЗЫ: ПОИСК ИДЕЙНОЙ ПОЗИЦИИ

На протяжении всех послевоенных десятилетий буржуазные анали­тики предрекали «исчезновение» рабочего движения в США, растворение его в аморфных по своему характеру общественных инициативах, нося­щих, как правило, локальный характер и сосредоточенных на сугубо уз­ких и частных конкретных проблемах. Изменения в структуре экономи­ки, обострившаяся конкуренция на мировых товарных и сырьевых рын-

38 Daily World, 1977, Dec.10; 1979, Маr. 15.


ках, шиpокое применение в производстве новейших научно-технических достижений приводили этих теоретиков к выводу, что ничто не способ-гo вернуть рабочему движению США присущие ему некогда чувство классовой особности, динамизм, бунтарский дух, понимание собственного предназначения быть гарантом завоеваний трудящихся, стремление вли­ять на общегосударственные дела. Курс на «классовое сотрудничество», упорно насаждаемый группой Мини в руководстве АФТ—КПП на протя­жении многих лет, рекламировался как воплощение сущности и назначе-ния современного американского тред-юнионизма, условие его успеха.

Во всех подобных рассуждениях извращенно истолковывались цели рабочего движения, его внутренний потенциал, в качестве составных ком­понентов которого важную роль играют стихийный почин и самодеятель­ность самих масс, их классовый инстинкт, энтузиазм, верность боевым традициям, их собственный политический опыт. Сколько раз в этой связи горе-прорицателям и могильщикам рабочего движения приходилось (как бы им этого ни хотелось) убеждаться в необоснованности своих про­гнозов о «перерождении» и даже «вырождении» организованного рабочего движения.

Классовая борьба, справедливо подчеркивал Гэс Холл, сохраняет все свое кардинальное значение в развитии американского капитализма, а рабочему классу принадлежит главная роль в борьбе за социальный прогресс 39.

Исторический опыт убедительно свидетельствует, что рабочее дви­жение США нельзя отождествлять с той пассивной, консервативной и даже реакционной линией, которой придерживалась профбюрократия, всецело полагавшаяся на милость капитала, «социальную инерцию», на тактику примирения с буржуазной действительностью, на сочувствие и поддержку государства. Источник жизненной силы борющегося пролета­риата — в глубоком возмущении и несогласии с капиталистической экс­плуатацией, в том духе борьбы с антинародной политикой правящей мо­нополистической олигархии, которые всегда были присущи сознанию ря­довых участников рабочего движения, рядовой массы. Именно эти факторы и в 70-х годах способствовали оживлению прогрессивного те­чения в профсоюзах США, хотя само по себе это движение членов проф­союзов, не желающих мириться с соглашательской, пассивной, конфор­мистской политической линией профбюрократии,— явление не новое в американском тред-юнионизме. Достаточно вспомнить о таких важных эпизодах, как борьба рядовых в поддержку лозунга рабочего контроля, национализации, независимого политического действия в период первой мировой войны и в начале 20-х годов или история образования КПП в бурное предвоенное десятилетие 30-х годов. Обострение кризисных явле­ний, свойственных нынешней стадии ГМК, наступление монополий на права трудящихся под флагом политики «реиндустриализации» снова вызвали рост оппозиционных настроений в рабочих низах, протест и по-иck эффективных ответных мер 40.

Подъем борьбы рядовых в конце 60-х — 70-е годы, по общему призна­нию, ослабил влияние процесса стагнации профдвижения, вызванного «xолодной войной», и в определенной мере способствовал освобождению

39 Hall G. For a Bigger and More Effective Communist Party.— Political Affairs, 1983, July-Aug., p. 4. 40 Социальная психология классов. М., 1985, с. 114.



II. УГЛУБЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ


СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ И СОЦИАЛЬНЫЕ КОНФЛИКТЫ



 


трудящихся от стереотипов чисто потребительского, приспособленческо­го мышления, повышению общественной активности — на разных уров-нях и в разных формах — недавно еще пассивных контингентов армии труда. Левые силы сразу же высоко оценили эту тенденцию, а обшир­ные комментарии буржуазной печати показывали, что оно не осталось незамеченным и теми, кто не испытывал к нему ни малейших симпа­тий. Однако внимание ведущих органов буржуазной печати объяснялось главным образом тревогой по поводу возможных перемен в верхнем эше­лоне руководства АФТ—КПП и усиления на местах, в низовых звеньях разочарования и недовольства атмосферой застоя и низкого делячества царящей среди лидеров профдвижения. Не случайно в конце 70-х годов,' накануне двухгодичных съездов АФТ—КПП, лейтмотивом большинства оценок положения дел в профсоюзах в органах «большой прессы» стала тема упадка «внутренней дисциплины» в федерации и оппозиции курсу Мини.

Уход Мини осенью 1979 г. с поста президента АФТ—КПП ни для кого не был неожиданным. Даже консервативная печать объяснила это не столько ухудшением состояния здоровья престарелого профбосса, сколько, давлением новых сил, сознающих ответственность за судьбы организованного рабочего движения и разочарованных концепцией «сер­дечного согласия» с капиталом, навязываемого им сверху много лет ста­рыми лидерами. Особо подчеркивалось, что недовольство рядовых членов профсоюзов сложившимся положением касается не только неблагопо­лучного состояния дел в их собственном «рабочем доме», но и затрагивает сферу «большой» политики. Газета «Вашингтон пост» писала, например, 15 октября 1978 г. о растущем недоверии со стороны рабочих к «жуль­нической игре в политику», ведущейся буржуазными партиями. Это еще раз подтверждало, что резкое замедление экономического роста с конца 60-х годов и кризис середины 70-х годов ослабили предрасположенность рабочих к благодушию и аполитичности, позволявшую монополистиче­ской буржуазии долгое время сравнительно легко и свободно манипули­ровать настроениями трудящихся масс, удерживая их под своим идеоло­гическим влиянием.


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 |

Поиск по сайту:



Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.029 сек.)