АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

НА ПОРОГЕ 70-Х ГОДОВ: ПОЛЯРИЗАЦИЯ СИЛ 21 страница

Читайте также:
  1. I. Перевести текст. 1 страница
  2. I. Перевести текст. 10 страница
  3. I. Перевести текст. 11 страница
  4. I. Перевести текст. 2 страница
  5. I. Перевести текст. 3 страница
  6. I. Перевести текст. 4 страница
  7. I. Перевести текст. 5 страница
  8. I. Перевести текст. 6 страница
  9. I. Перевести текст. 7 страница
  10. I. Перевести текст. 8 страница
  11. I. Перевести текст. 9 страница
  12. Il pea.M em u ifJy uK/uu 1 страница

Вторая половина 70-х годов отмечена усилением государственного вмешательства в науку. Это была специфическая реакция правящих кру­гов на финансовый и экономический кризис середины 70-х годов; пере­ход США в группу стран с относительно низкими (по сравнению, на­пример, с рядом стран ЕЭС) темпами прироста затрат на науку; быстрое сокращение технологического разрыва (в том числе по масштабам при­менения ЭВМ) между США, с одной стороны, и рядом других капитали­стических стран, прежде всего Японией и ФРГ,— с другой. Но, пожалуй, наиболее важным фактором послужило выдвижение новых амбициозных планов достижения военного превосходства над Советским Союзом и соз­дания новых видов «абсолютного» оружия.

Таким образом, государственное стимулирование в этот период на­правлялось прежде всего на повышение эффективности затрат частного сектора в науке. Финансирование НИОКР частными компаниями и кор­порациями в течение 1975—1980 гг. росло в абсолютном выражении вдвое быстрее по сравнению с соответствующими затратами правитель­ства.

По существу, речь шла прежде всего о более эффективном государст­венном стимулировании НИОКР, дающих максимальную прибыль моно­полиям, особенно НИОКР военного назначения.

Повышение уровня этого стимулирования сочеталось с ростом роли федеральной контрактной системы, в значительной мере представлявшей собой специфичный именно для США путь развития и усиления влияния государственно-монополистического капитализма на организацию науки. Объективно этот процесс выражал растущее обобществление научного производства, но в то же время в силу капиталистического характера присвоения и организации результатов труда в сфере науки и техники федеральная контрактная система также и применительно к самым на­укоемким отраслям «служит инструментом концентрации производства и централизации капитала в руках тех групп монополистической бур­жуазии, которые выполняют большую часть правительственных про­грамм...» 68. Рост роли федеральной контрактной системы в сфере ор-

68 Федорович В. А. Американский капитализм и государственное хозяйствование. Федеральная контрактная система: эволюция, проблемы, противоречия. М., 1979, c. 87


ганизации НИОКР способствовал дальнейшему проникновению в эту сферу «бесприбыльных» корпораций, фактически основанных на взаимо­действии государственного и частного капитала при завуалированном часто под чисто научные, «культурные» и «просветительские» цели (и свободном от налогообложения) извлечении прибылей тем и другим 69.

Недостаточность традиционных «полицентрических» методов руковод­ства наукой, особенно для решения таких проблем, как энергетический кризис, экологическая и другие проблемы, носящих комплексный, а по существу, даже глобальный характер, наиболее остро выявилась в ходе структурного кризиса середины 70-х годов. В этих условиях усилилась тенденция к более широкому привлечению государства к решению подоб­ного рода проблем. При этом, следуя уже установившейся для военно-исследовательских заказов модели, оно брало на себя крупномасштабный риск. В 1976 г. президент Дж. Форд восстановил научно-консультатив­ный аппарат Белого дома и добился от конгресса законодательного оформления Управления науки и техники, президентского комитета по науке и технике и ряда других центров по научной политике в системе исполнительной власти. Расширены были полномочия Национального научного фонда, которому поручалось теперь финансирование про­грамм по поощрению нововведений в промышленности и по стимулиро­ванию сотрудничества между университетами и промышленными фирма­ми в выполнении комплексных научно-промышленных проектов. Это со­трудничество вылилось в создание ряда новых «исследовательских пар­ков» (название, установившееся за крупномасштабными формами на базе университетских кампусов).

С 1976 г. началась разработка «пятилетних перспектив» для выявле­ния наиболее актуальных национальных и глобальных проблем, подлежа­щих научной разработке, в том числе проблем, связанных со стимулиро­ванием развития самой науки. Расходы на НИОКР по стране в целом в 1976 г. увеличились на 4,7%, в 1977 г.—на 4,5%; они продолжали воз­растать и далее, хотя и меньшими темпами (2—3% в год), причем росла и доля фундаментальных наук в этих затратах. В целом же политика США в области науки в течение всего рассматриваемого периода остава­лась направленной на обеспечение прибылей наиболее привилегированных слоев господствующего класса, на достижение Соединенными Штатами военно-стратегического превосходства в мире в целях утверждения им­перских интересов американского монополистического капитала.

Исследования в области технических дисциплин выполнялись в США в течение послевоенных десятилетий как непосредственно в промышлен­ности, так и в высших учебных заведениях. Из научных обществ, сы­гравших определенную роль в развитии технологии, можно упомянуть Об­щество промышленной математики (1949), публикации которого внесли вклад в методы использования математического аппарата в промышлен­ных исследованиях и разработках, а также Американское ядерное обще­ство (1954), пытавшееся в какой-то мере сдвинуть баланс исследований в ядерной области в сторону работ гражданского назначения. В 1965 г. по образцу Национальной академии наук и при участии ее представи­телей была основана Национальная инженерная академия, среди 25 чле­нов-учредителей которой были как федеральные ведомства, так и моно-

69 Подробнее см.: Там же, с. 79—80, 81, 314—317.



III. НАУКА И КУЛЬТУРА


ПРОСВЕЩЕНИЕ И НАУКА



 


полистические корпорации «Дженерал электрик», «Стандард ойл» «Дюпон», «Рэйдио корпорейшен оф Америка» и др. Новая академия ста­ла важным центром контактов между правительством и крупным ка­питалом.

Сложившаяся к 40-м годам в США конъюнктура в области инженер­ных кадров и финансирования новой технологии способствовала широко­му освоению научно-технических ресурсов и достижений, в том числе за­рубежных. Различные варианты импорта научно-технического потенциа­ла в США были апробированы еще в период второй мировой войны.

Выполненное в 1978—1979 гг. экспертами ЮНЕСКО статистическое обследование выявило некоторые существенные тенденции в области ис­пользования иностранных инженерных кадров в США. За 1966—1975 гг. в США въехало около 100 тыс. исследователей и инженеров, причем 2/з составляли именно инженеры. За этот же период среднегодовой при­рост научных и инженерных кадров за счет иммиграции составлял 11,5 тыс.; в 1972—1975 гг.—6,5 тыс. Снижение объясняется поправкой к иммиграционному законодательству, согласно которой в связи с наме­тившейся неполной занятостью среди ученых и инженеров эти профессии были исключены из категории «важнейших» или «дефицитных».

Изучение баланса патентов как показателя эффективности приклад­ных исследований и разработок выявило за выбранный для сплошного обследования период 1968—1973 гг. снижение доли США в общем числе вновь патентуемых изобретений почти на 30%. В этот же период впер­вые за послевоенные годы зафиксирована тенденция к отставанию США по многим промышленно-техническим показателям от других капитали­стических стран. Снижение доли патентов США в мировом патентном фонде сопровождалось (и в значительной мере объяснялось) соответ­ствующим ростом доли Японии и западноевропейских стран, причем, на­пример, патентование японских изобретений в США за эти годы выросло втрое. Признание американцами превосходства японской технологии в ряде наукоемких отраслей нашло выражение в наводнении американско­го рынка японскими автомобилями, телевизорами, другими высокотех­ничными продуктами.

За первую половину 70-х годов в США было выдано американским гражданам меньше патентов, чем за первую половину 60-х годов, и в то же время вдвое больше — иностранцам, заявившим свои патенты в США (прежде всего гражданам Японии и ФРГ). Швеция обогнала США по темпам освоения станков с программным управлением (разрыв между получением и использованием информации в конце 60-х—начале 70-х го­дов составил в Швеции 3,6 года по сравнению с 4,5 года в США ) • Между тем США все время старались сохранить свое лидерство в капи­талистическом мире в области автоматизации (после 1963 г. ежегодный прирост расходов промышленных компаний на оборудование составлял почти 20%, в то время как в 50-х годах он был не выше 10—12% 71). Из 110 крупных изобретений и открытий, сделанных за три послевоен­ных десятилетия в капиталистических странах, 74 принадлежали США, 18 — Великобритании, 14 — ФРГ 72.

70 The Diffusion of New Industrial Processes. An International Study. L., 1974, P- 37-

71 Громека В. И. Указ. соч., с. 179.

72 Там же, с. 46.


В технологических нововведениях гражданского характера в 60— 70-е годы наметилось значительное отставание США по темпам развития исследований и разработок в этой сфере от других развитых капитали­стических стран. Так, по темпам роста валового внутреннего продукта на одного занятого в гражданских научно-технических областях Соеди­ненные Штаты в этот период существенно отставали не только от Япо­нии, но и от ФРГ, Великобритании и Франции. Согласно американским источникам, из всех технических новшеств, реализованных на мировом рынке в середине 60-х годов, более 80% имело американское происхож­дение, а в конце 70-х годов — менее 55%. Об относительном падении изобретательской активности в США в 70-х годах можно косвенно заклю­чить из того, что за 1971—1976 гг. число патентов, выданных в стране гражданам США, уменьшилось на 21%, в то время как число выданных иностранцам патентов за тот же период возросло на 16% и составило в 1976 г. 37% общего числа всех выданных в США за год патентов73.

Однако в абсолютном выражении объем технико-изобретательской деятельности и разработок в США оставался в течение рассматриваемого периода весьма значительным: в 60—70-х годах это выразилось в осо­бенности в усиленном форсировании космических исследований, в по­следнее время едва ли не полностью поставленных на службу Пентагону. Своими истоками эти исследования связаны с программой создания управляемого самолета-снаряда с дельтообразными крыльями «А-4», ко­торая, в свою очередь, была прямым продолжением проводившихся в фа­шистской Германии работ по ракетостроению, руководители которых (В. Дорнбергер, впоследствии вице-президент по науке компании «Белл аэросистемс»; В. фон Браун и др.) поселились в послевоенные годы в США. В 1954 г. в ходе запуска одноступенчатых ракет «Викинг» удалось достичь высоты 253 км, а затем при запуске двухступенчатой ракеты «Бампер»— 400 км при максимальной скорости 8 тыс. км/час. Это позво­лило надеяться на осуществление запуска искусственного спутника Зем­ли. Однако распыление усилий между множеством конкурирующих фирм и отсутствие единого координирующего центра свели на нет все предло­женные в этой области проекты.

Только после запуска первых искусственных спутников в СССР 4 октября и 3 ноября 1957 г. американцам удалось сосредоточить усилия в данной области и приступить к запуску спутников, первоначально очень малых по сравнению с советскими: запущенный 31 января 1958 г. первый американский спутник «Эксплорер-1» имел вес 14 кг. Вес первых Двух советских спутников соответственно составлял 83,6 и 508,3 кг. В последующие годы США продолжали отставать от СССР по основным параметрам спутников, а также ракет в сторону Луны. 20 февраля 1962 г. в США был осуществлен запуск космического корабля «Мерку-ри» с человеком на борту, пилотируемого Дж. Гленном. Вторая попытка (полет М. Карпентера 24 мая 1962 г.) едва не кончилась катастрофой, потому что система радиосвязи, терморегуляции в кабине и регуляции расхода топлива несколько раз выходила из строя. В этих полетах было сделано лишь по три оборота вокруг Земли; их сопоставление с совет­скими достижениями было явно не в пользу США.

73 Science News, 1978, July 1, p. 6.



III. НАУКА И КУЛЬТУРА


ПРОСВЕЩЕНИЕ И НАУКА



 


Все это побудило руководителей космической программы США изы­скать «престижный» проект, который смог бы укрепить пошатнувшуюся репутацию американской технологии. В качестве такого проекта была выбрана высадка человека на Луну, реальное практическое значение ко­торой было невелико (если учесть затраты и риск). К концу 60-х годов доля расходов в федеральном бюджете на этот проект возросла до 40%.

После осуществления высадки на Луне астронавта Н. Армстронга в 1969 г. и последующего свертывания этого проекта как расточитель­ного и низкорезультативного (в дальнейших исследованиях Луны и Сол­нечной системы США вновь перешли к использованию автоматов, кото­рое и признано основным направлением в данной области) доля косми­ческих исследований в бюджете правительства стала быстро падать и достигла минимума в 1974 г. В середине и второй половине 70-х годов она вновь стала возрастать.

Отчасти этот рост был связан с рассмотренными тенденциями в науч­ной и технической политике США, но главным образом с усилившимися попытками использовать космос для милитаристских целей и получить с помощью космического ракетно-ядерного, а затем и лазерного оружия решающее военное превосходство в мире. На этой стадии военная ориен­тация стала неотъемлемой частью многих выполнявшихся в США кос­мических проектов, включая полеты со сменой экипажа на орбитальной станции «Скайлэб», челночные космические корабли «Шаттл» и т. д.

К реализации космической программы ее руководители с самого на­чала стремились как можно шире привлечь частный капитал. Уже в июле 1962 г. концерн «Америкэн телефон эцд телеграф» (АТТ) совместно с НАСА запустил спутник связи «Эрли берд», после чего в законе о спут­никах связи, подписанном президентом Кеннеди в августе 1962 г., при­влечение частных компаний к выполнению космической программы США получило правовое оформление. В 60—70-х годах до 80% всего объема промышленных НИОКР было непосредственно ориентировано на рынок, при этом на долю аэрокосмических разработок, которые занимали первое место, приходилось около трети всех фондов.

В то же время некоторые проведенные Соединенными Штатами в этот период космические исследования внесли определенный вклад в мировую науку благодаря полученной информации о ряде планет Солнечной си­стемы, о строении земной атмосферы, гидросферы и т. п. В течение 70-х годов намечались также определенные сдвиги в деле обмена опытом и информацией между американскими исследователями космоса и их коллегами в СССР. В частности, возможность и плодотворность советско-американского научного сотрудничества продемонстрировал осуществлен­ный в 1975 г. совместный полет со стыковкой на околоземной орбитe космических кораблей «Союз» и «Аполлон».

В 40—50-х годах техническая база массовых коммуникаций обогати­лась рядом глубоко внедрившихся в быт нововведений в области электро­ники, теле- и радиотехники. С 1949 г. были налажены регулярные пере­дачи цветного телевидения по разработанной П. Гольдмарком системе по­следовательной передачи цветов. В 1954 г. был осуществлен переход на более совершенную систему, при которой на цветных телеприемниках можно смотреть и черно-белое изображение. Как телевидение, так и электронная вычислительная техника получили широкое применение так­же в космических исследованиях.


В борьбе с конкурентами и в целях сохранения позиций на междуна­родных рынках крупные фирмы нередко открывали в своих научных центрах специальные вакансии научным работникам, создавая для них более благоприятные материальные условия, чем в университетах и пра­вительственных лабораториях. В 50-х годах работы У. Б. Шокли, Дж. Бардина и У. Браттейна, открывших транзисторный эффект в гер­маниевых кристаллических детекторах, т. е., по существу, создавших транзисторный приемник, а позже работы Ф. Андерсона и Дж. Ван Фле-ка по структуре магнитных полей субсидировались корпорацией «Белл телефон» и непосредственно выполнялись в ее лабораториях. Помимо прямых прибылей, корпорация получила правительственные заказы по применению этих открытий в системах противоракетной обороны, радио­электронных управляющих приборах и т. д. В отдельных случаях ученые приглашались на видные посты в корпорациях.

Особую известность многообразием форм использования и эксплуата­ции научного потенциала в своих интересах получила компания «Дже­нерал электрик». Более полувека (с 1905 по 1961 г.) в ней работал У. Д. Кулидж, известный изобретениями в области рентгенотехники и электроники (трубка Кулиджа), порошковой металлургии, приборо­строении и др. В «Дженерал электрик» с 1954 г. работал норвежский инженер А. Живер, будущий лауреат Нобелевской премии по физике, известный открытиями в области сверхпроводимости, ионной микроско­пии и т. д. Помимо запатентованных и закрепленных за фирмой в период его работы изобретений, компания получила приоритет в получении ряда правительственных заказов, связанных с применением туннельного эф­фекта в сверхпроводниках.

Идя некоторое время впереди западноевропейских стран по разработ­кам в области ядерной энергетики, США к 1968 г. стали отставать и по общим затратам на физике высоких энергий и по суммарной мощности атомных электростанций74. В условиях энергетического кризиса 70-х го­дов был разработан и начал проводиться в жизнь проект «Индепенденс» («Независимость»), целью которого явилось достичь в 80-е годы удов­летворения потребности страны в энергии за счет собственных ресурсов.

Этот проект стимулировал НИОКР в области ядерной энергетики (главным образом по созданию реакторов — размножителей на быстрых нейтронах), на которые было выделено 22% всех предназначенных на «Индепенденс» средств; в области добычи, газификации и гидрогениза­ции угля (до 25% всех средств); в области добычи и использования нефти и газа (20%); по увеличению эффективности использования имеющихся энергоресурсов (17%, включая работы над МГД-генератора-ми, высокотемпературными газовыми турбинами и т. д.); по использова­нию термоядерных, геотермальных, солнечных и других альтернативных генераторов энергии (11%). Однако к концу 70-х годов работа над этим проектом была приостановлена, поскольку выяснилось, что первоначаль­но предусмотренных на его выполнение 20 млрд. долл. совершенно недо­статочно для реализации поставленных целей.

Многие проблемы, возникшие или разрешенные в рассматриваемый период в наиболее абстрактных отраслях знания, созрели под влиянием запросов техники или вообще практических потребностей различных

74 Масленников В. И. США: государство и наука. М., 1971, с. 48.



III. НАУКА И КУЛЬТУРА


ПРОСВЕЩЕНИЕ И НАУКА



 


сфер человеческой деятельности. В то же время в математических науках четко проявилось стремление к синтезу и интеграции различных дисцип­лин.

Иллюстрацией обеих этих тенденций могут служить, в частности труды Дж. фон Неймана, уроженца Венгрии, переселившегося в СШA еще в довоенный период. Они выполнены в значительной мере в интере­сах развития вычислительной техники, но послужили одновременно для обоснования целого ряда новых и тесно взаимосвязанных математических дисциплин: теории игр, теории автоматов, математической теории надеж­ности и др. Большое влияние на дальнейший прогресс ЭВМ оказал раз­работанный фон Нейманом в 1945—1946 гг. принцип хранимой програм­мы (реализованный, впрочем, раньше в Великобритании). Важную роль сыграла его монография по вероятностной логике и синтезу надежных систем из ненадежных элементов (1956).

К концу 50-х годов (в значительной мере на основе работ У. Б. Шок-ли и др.) был осуществлен переход от ламповых ко «второму поколе­нию» ЭВМ, выполненных на дискретных полупроводниках и магнитных элементах. Сфера производства ЭВМ, хотя и новая, и нетрадиционная, весьма быстро стала ареной деятельности крупнейших монополистиче­ских гигантов. Так, к концу 60-х годов более 2/з ЭВМ универсального назначения, имевшихся в капиталистическом мире, было произведено корпорацией «Интернэшнл бизнес машине». Следует отметить, что раз­работка ЭВМ в США с самого начала финансировалась и организовыва­лась военными ведомствами. В 50-х годах эта разработка проводилась в целях создания и совершенствования водородной бомбы.

В разработке ЭВМ третьего поколения (середина 60-х—70-е годы) на интегральных схемах ведущую роль сыграли аэрокосмические и воен­ные заказы, требовавшие миниатюризации и сверхбыстродействия вычис­лительных устройств. Для военных и разведывательных целей были со­зданы и применены и первые крупные многомашинные комплексы ЭВМ: комплекс «Сейдж» системы ПВО (1950); 15 региональных вычислитель­ных центров ПВО, получавших информацию от радиолокационных стан­ций (первая половина 60-х годов), а в 70-х годах — система контроля за космическим пространством «Спадатс», опирающаяся на большое число (до 1 тыс.) станций обнаружения, разбросанных по всему земному шару.

Стимулятором обширного круга теоретических и прикладных иссле­дований послужила кибернетика — новая дисциплина, впервые система­тически развитая и обобщенная в книге Н. Винера «Кибернетика, или Управление и связь в животном и машине» (1948). Внеся большой вклад в математическое и теоретико-информационное обоснование пропессов автоматизации, служащих неотъемлемым фактором и частью научно-тех­нической революции, Винер в то же время отчетливо сознавал, что в условиях капитализма «магические силы современной автоматизации служат для получения еще больших прибылей или используются в целях развязывания ядерной войны с ее апокалиптическими ужасами»75. Из протеста против использования быстродействующих ЭВМ в чисто военных целях он отказался в 1947 г. от участия в конференции по ЭВМ, созванной командованием военно-морского флота США, и обосновал свой

75 Винер Н. Творец и робот. М., 1966, с. 62—63.


протест тем, что «открытия и изобретения, сделанные учеными, попадают в pуки людей, которым меньше всего можно доверять» 76.

H. Винер получил известность также своими работами по математи­ческому анализу, теории электрических сетей, теории вероятностей. Наряду с Винером одним из пионеров кибернетики считают К. Э. Шен­нона, разработавшего математическое обоснование теории информации и доказавшего известную «теорему Шеннона» о передаче сигналов при на­личии искажающих помех.

Кибернетика, равно как и такие достижения научной и научно-техни­ческой мысли, как электроника, методы программного управления и т. п., заложила основы для перехода к комплексной автоматизации, составляю­щей одну из характернейших черт современной научно-технической ре­волюции. Ступенью в этом направлении явился выпуск в 1956 г. станков с программным управлением.

К. Гёдель, эмигрировавший в 30-х годах из Австрии, и А. Тарский, приехавший в 1939 г. из Польши, продолжали в США свои исследования в области математической логики и теории множеств. Под их влиянием в США сложился ряд ведущих школ в математической логике, в том числе в теории моделей (X. Дж. Кейслер, М. Морс, А. Робинсон), в ис­следованиях оснований теории множеств (П. Коэн, Р. М. Соловай, Д. С. Скотт), в теории доказательств. Работы К. Гёделя, С. Клини, Э. Поста и др. сыграли важнейшую роль для современной теории алго­ритмов. С. Крипке разработал методы семантического исследования не­классических логик.

Успехи в области современной геометрии и топологии связаны с име­нами Дж. Александера, С. Лефшеца, Дж. Милнора, М. Морса, Н. Стин-рода и др.; в области алгебры — С. Мак-Лейна, Д. Мамфорда, У. Ходжа, С. Эйленберга. Теория дифференциальных уравнений и динамических систем развивалась Р. Боуэном, П. Лаксом, Д. Орнстайном, С. Смейлом; теория вероятностей — Н. Винером, Дж. Дубом, У. Феллером, а также Р. Мизесом. (Мизес, иммигрировавший в 1933 г. из Германии, сделал также ряд открытий в аэродинамике, гидродинамике и прикладной

механике.)

Труды А. Эйнштейна, выполненные им в послевоенный период, когда он продолжал работать в Принстоне, были посвящены попыткам созда­ния единой теории поля. В годы маккартизма Эйнштейн неоднократно подвергался критике в американской прессе за «высказывания... о необ­ходимости ликвидировать капиталистическую форму хозяйства и устано­вить социалистический общественный порядок»77. Еще в 1948 г. он писал об «отжившем свой век капитализме» 78 и предсказывал: «Все на-ции ... будут благодарны России за то, что она, несмотря на величайшие трудности, продемонстрировала практическую осуществимость планового хозяйства» 79. В последние годы жизни Эйнштейн активно выступал про­тив ядерного оружия и поддерживал Пагуошское движение.

Эйнштейн многое сделал для улучшения положения тех ученых, кото-Рые, переехав в США в 30—40-е годы, по тем или иным причинам вы-

76 Цит. по: Зворыкин А. А. и др. История техники. М., 1962, с. 539.
77 Гернек Ф. Альберт Эйнштейн. М., 1979, с. 119.
78 Эйнштейн А. Собр. научных трудов: В 4-х т./Под ред. И. Е. Тамма и др. М., 1965—

1967, т. 4, с. 560.
79 Цит. по: Гернек Ф. Указ. соч., с. 120.



III. НАУКА И КУЛЬТУРА


ПРОСВЕЩЕНИЕ И НАУКА



 


нуждены были здесь остаться. Вклад этой группы ученых в развитие теоретической и экспериментальной физики был весьма значителен Э. Ферми, работая с 1946 г. в Чикагском институте ядерных исследова­ний, разработал теорию происхождения космических лучей и статистиче­скую теорию множественного образования частиц. Во многих направле­ниях продвинули физические исследования представители школы Ферми: М. Гелл-Ман, один из авторов гипотезы о кварках, М. Л. Гольдбергер М. Розенблют, Дж. Штейнберг, а также Т. Ли и Ч. Янг.

Значительным событием была предложенная в 1946 г. модель Фер­ми—Янга, представившая элементарные частицы как состоящие из нук­лонов и антинуклонов. М. Гольдхабер в 1956 г. разработал схему клас­сификации элементарных частиц, положив в основу три частицы: протон нейтрон и отрицательный К-мезон. Дж. Ю. Уленбек и Н. Бломберген переселившиеся в США из Нидерландов, получили известность, пер­вый — в области статистической и квантовой механики, второй — рабо­тами по лазерной спектроскопии. Ю. П. Вигнер продолжал разработку фундаментальных принципов симметрии применительно к элементарным частицам. Приехавшая в США из Польши М. Гёпперт-Майер создала оболочечную модель ядра. Она была первой женщиной, получившей Нобелевскую премию по физике 80. Перечисленные исследования соста­вили крупный вклад в ядерную физику и ряд других отраслей физиче­ских наук и получили широкое признание.

После утраты США в 1949 г. монополии на атомное оружие продол­жались попытки сосредоточить деятельность физиков на совершенство­вании и производстве еще более разрушительных типов ядерных воору­жений. Физики, считавшие эти попытки опасными для человечества, подвергались гонениям и отстранялись от информации о новых откры­тиях и разработках, как это было в 1954 г. с Р. Оппенгеймером. Другие, напротив, принесли интересы науки в жертву военно-промышленному комплексу и активно включились в выполнение директивы президен­та Трумэна от 31 января 1950 г. о продолжении работ над всеми видами атомного оружия, включая и водородное, или «супербомбу». В числе этих «ястребов» от науки прежде всего следует назвать Э. Теллера. Целью всех этих работ было достижение одностороннего преимущества в воен­ной области над СССР. Но как тогда, так и позже цель эта оказа­лась нереальной.

80 Отметим, что в рассматриваемый период, особенно с конца 40-х годов, наметилась тенденция к выезду из США (например, в Канаду, Австралию, различные евро- пейские страны) ученых, внесших крупный вклад в развитие американского на- учного потенциала. Так, вернулся в Геттингенский университет астроном В. Бааде, раскрывший структуру многих внегалактических туманностей. Он выяснил, что туманность Андромеды слагается из звезд, а Крабовидная туманность содержит остаток сверхновой звезды — мощный источник радиоактивного излучения; он же в 1952 г. доказал, что ранее употреблявшуюся шкалу межгалактических расстоя- ний необходимо удвоить. Возвратился на родину в 1949г. бельгийский цитолог А. Клод, позже (1974 г.) удостоенный Нобелевской премии за исследования стрyk-туры и функций клетки. Возвратились в Европу Нильс Бор и ряд других ведy-щих участников проекта «Манхэттен». В 1951 г. покинул США один из извест-нейших в стране физиков-теоретиков — Д. Дж. Бом. Он продолжал свою деятель-ность сначала в Бразилии, а с 1957 г.— в Англии. В эти же годы из США yexaл Б. Моттельсон, который затем совместно с О. Бором (сыном Н. Бора) разработaл в Дании обобщенную (коллективную), а позже сверхтекучую модель ядра (эти работы в 1975 г. отмечены Нобелевской премией).


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 |

Поиск по сайту:



Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.03 сек.)