АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Год. Принят закон, ужесточающий борьбу с экстремизмом, созданы курсы «Бастион», ФСБ формирует подразделение по борьбе с идеологией терроризма, новшество - борьба с сайтами

Читайте также:
  1. II. ТАКТИКА СОВЕТСКИХ ВОЙСК В БОРЬБЕ С ВООРУЖЕННЫМИ ФОРМИРОВАНИЯМИ ОППОЗИЦИИ.
  2. IV. Олимпиады и конкурсы
  3. MAD MAX BRANCH приглашает вас, ваших инструкторов и спортсменов принять участие в ежегодном ВЕСЕННЕМ БУДО-ЛАГЕРЕ
  4. VI. Принятые формы сексуальных отношений
  5. А. Борьба с чревоугодием.
  6. А. Борьба с чревоугодием.
  7. А. О борьбе с чревоугодием. (Т. I, 139—598).
  8. Адаптивные сайты имеют высокий приоритет у поисковиков, в сравнении с обычными сайтами, так как это необходимый тренд времени.
  9. Анализ результатов и обоснование принятого решения
  10. Б) матчи, в которых футболист не мог принять участие в связи с травмой или болезнью, которые не были напрямую связаны с его профессиональной деятельностью в качестве футболиста...
  11. Б. Борьба с блудом.
  12. Б. О борьбе с блудною страстию. (Чч. 1. 2 и 3)

2007 год был отмечен новой законодательной инициативой - был принят законопроект, который ужесточил как наказание за экстремизм, так и сильно расширил рамки этого понятия. Кроме того, с очевидным прицелом на будущие силовые структуры санкционировали создание так называемых курсов «Бастион», на которых журналисты должны обучаться, как они должны вести себя в зоне боевых действий, на местах массовых манифестаций, в зоне контртеррористической операции и проч. Любопытно, что с момента первого, пробного набора на курсы силовики заговорили о том, что в будущем они намерены не пускать в зону боевых действий и зону проведения контртеррористических операций журналистов, которые не прошли курсы «Бастион» и не имеют соответствующего удостоверения. Пока эта незаконная практика не внедрена, однако стоит учитывать, что в настоящее время вопросы аккредитации на Северном Кавказе снова переданы в ведение МВД, которое вполне может руководствоваться собственными, ведомственными инструкциями, решая пускать или не пускать конкретного журналиста.

Кроме того, в том же году появилась новая тенденция, потенциально угрожающая журналистам, освещающим проблемы борьбы с терроризмом. В Национальном антитеррористическом комитете (НАК) при ФСБ было создано подразделение по борьбе с идеологией терроризма, а первые лица ФСБ и МВД заговорили об ужесточении борьбы с экстремистскими сайтами.

Юридический анализ закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия экстремизму»

6 июля 2007 года Государственной Думой был принят Федеральный Закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия экстремизму». Всего через 5 дней, а именно 11 июля 2007 года, Закон был одобрен Советом Федерации.

Новые поправки, так же, как и все предыдущие, не были оставлены без внимания со стороны общества.

В частности, международная правозащитная организация «Репортеры без границ» выразила обеспокоенность принятым Госдумой в двух чтениях законопроектом, ужесточающим ответственность за экстремизм, в заявлении, адресованном Путину В.В.: «Мы попросили господина Путина наложить вето на этот Закон, потому что борьба с экстремизмом, конечно, важна, все это признают, но она не должна ограничивать свободу прессы и свободу самовыражения, - говорит один из руководителей «Репортеров без границ» Жан-Франсуа Жиляр. - Россия не единственная страна, где принимаются законы, вроде бы имеющие целью побороть экстремизм, а на самом деле накладывающие ограничения на свободу слова. Мы просим в первую очередь определить более точно понятие экстремизма. Если законопроект будет одобрен в нынешнем виде, то появится возможность легко надавить на масс-медиа. Например, можно будет закрыть радиостанцию за то, что не журналист, а слушатель, прорвавшийся в эфир, может сказать что-нибудь экстремистское».

Жан-Франсуа Жиляр напоминает, что после трех предупреждений у СМИ может быть отозвана лицензия. «Репортеры без границ» отмечают, что в принятом законе дается 13 определений экстремизма. И формулировки этих определений достаточно расплывчаты. В преддверии парламентских выборов 2007-го и президентских 2008 года, отмечают правозащитники, широкая область применения термина «экстремизм» может всерьез ударить по свободе прессы.

Авторов письма беспокоит, что спецслужбы получат возможность прослушивать телефонные разговоры лиц, подозреваемых в экстремизме. Таким образом, нарушается неприкосновенность частной жизни, которая гарантируется Конституцией России. Наконец, Законом запрещается распространение информации об ассоциациях или неправительственных организациях, деятельность которых запрещена согласно Закону «О противодействии экстремистской деятельности».

Заявления никоим образом не повлияли на принятие Закона.

24 июля 2007 года Закон был подписан Путиным, а 1 августа 2007 года был официально опубликован в «Российской газете».

Принятый Закон напрямую затрагивают интересы средств массовой информации.

1. В частности, Закон внес изменение в часть вторую статьи 4 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 года № 2124-I «О средствах массовой информации».

Теперь эта статья звучит следующим образом: «Запрещается использование в радио-, теле-, видео-, кинопрограммах, документальных и художественных фильмах, а также в информационных компьютерных файлах и программах обработки информационных текстов, относящихся к специальным средствам массовой информации, скрытых вставок и иных технических приемов и способов распространения информации, воздействующих на подсознание людей и (или) оказывающих вредное влияние на их здоровье, а равно распространение информации об общественном объединении или иной организации, включенных в опубликованный перечень общественных и религиозных объединений, иных организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным Законом от 25 июля 2002 года № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» (далее - Федеральный Закон «О противодействии экстремистской деятельности»), без указания на то, что соответствующее общественное объединение или иная организация ликвидированы или их деятельность запрещена (прим. внесенные Законом изменения).

При этом перечень общественных и религиозных объединений, иных организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с экстремистской деятельностью, подлежит размещению в международной компьютерной сети Интернет на сайтах федеральных органов исполнительной власти, осуществляющих функции в сфере регистрации общественных и религиозных объединений, иных организаций. Указанный перечень также подлежит опубликованию в официальных периодических изданиях, определенных Правительством Российской Федерации. (ч. 6 ст. 9 Закона «О противодействии экстремистской деятельности»)».

Таким образом, прежде чем давать информацию о какой-либо организации, журналист теперь обязан будет проверить, включена ли эта организация в перечень запрещенных организаций или нет.

При этом необходимо обратить внимание, что в Законе «О противодействии экстремистской деятельности» не указан порядок публикации подобных сведений и не указаны временные рамки, когда подобная информация должна быть опубликована.

В связи с этим журналисты могут столкнуться с реальными трудностями, когда они точно не будут знать, имеется или не имеется в отношении той или иной организации вступившее в силу решение суда о ее ликвидации в связи с экстремистской деятельностью, а соответственно имеют они или не имеют право давать о такой организации информацию.

Безусловно, подобные нечеткости Закона приведут к ограничению прав журналиста.

2. Федеральным Законом «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия экстремизму» внесены также изменения в Закон «О противодействии экстремистской деятельности».

В частности, внесены изменения в пункт 1 статьи 1 Закона, который определяет понятие экстремизма.

Теперь понятие экстремизма звучит следующим образом: «1) экстремистская деятельность (экстремизм):

  • насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации;
  • публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность;
  • возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни;
  • пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;
  • нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;
  • воспрепятствование осуществлению гражданами их избирательных прав и права на участие в референдуме или нарушение тайны голосования, соединенные с насилием либо угрозой его применения;
  • воспрепятствование законной деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, избирательных комиссий, общественных и религиозных объединений или иных организаций, соединенное с насилием либо угрозой его применения;
  • совершение преступлений по мотивам, указанным в пункте «е» части первой статьи 63 Уголовного кодекса Российской Федерации; пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения;
  • публичные призывы к осуществлению указанных деяний либо массовое распространение заведомо экстремистских материалов, а равно их изготовление или хранение в целях массового распространения;
  • публичное заведомо ложное обвинение лица, замещающего государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, в совершении им в период исполнения своих должностных обязанностей деяний, указанных в настоящей статье и являющихся преступлением; организация и подготовка указанных деяний, а также подстрекательство к их осуществлению;
  • финансирование указанных деяний либо иное содействие в их организации, подготовке и осуществлении, в том числе путем предоставления учебной, полиграфической и материально-технической базы, телефонной и иных видов связи или оказания информационных услуг».


Список тех действий, которые с точки зрения авторов Закона являются экстремистскими, изменился и уменьшился на 5 пунктов. Если раньше этот перечень включал 18 пунктов, то теперь таких пунктов 13.

Однако с сожалением приходится констатировать, что ни уменьшение, ни изменение понятия экстремизма не привело к тому, что это понятие стало более четким.

2.1. Исключение из понятия экстремистской деятельности (экстремизм) ссылки на то, что это деятельность общественных и религиозных объединений, либо иных организаций, либо редакций средств массовой информации, либо физических лиц по планированию, организации, подготовке и совершению действий, направленных на... вовсе не означает, что теперь это понятие не распространяется на средства массовой информации.

Скорее наоборот, исключение подобной ссылки - расширение списка возможных «экстремистов».

2.2. Обращает на себя внимание часть 13 пункта 1 статьи 1 Закона: «Финансирование указанных деяний либо иное содействие в их организации, подготовке и осуществлении, в том числе путем предоставления учебной, полиграфической и материально-технической базы, телефонной и иных видов связи или оказания информационных услуг».

Ключевым моментом для средств массовой информации здесь является оказание информационных услуг.

Из приведенного пункта следует, что если журналист распространит какую-либо информацию, которая каким-либо боком может быть подтянута под те действия, которые указаны в статье 1 Закона, то его могут обвинить в том, что он оказывает информационные услуги экстремистам.

Например, правозащитники выразили неодобрение действиям представителей власти по разгону пикета или демонстрации в связи с тем, что нарушаются свободы гражданина из-за его социальной, расовой, национальной принадлежности. Журналист это мнение осветил. Затем действия представителя власти по разгону пикета суд признает законным. Получается, что правозащитник публично выдвинул ложное обвинение в отношении лица, занимающего государственную должность, в совершении действий, указанных в пункте 1 статьи 1 Закона.

При желании соответствующие органы могут признать, что «неугодный» для власти журналист оказывал информационные услуги.

Таким образом, Закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия экстремизму» вовсе не устранил неточности в понятии «экстремистская деятельность (экстремизм)», как это провозглашалось законодателем.

3. Закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия экстремизму» также предусматривает административную ответственность за массовое производство, хранение и распространение экстремистских материалов.

В частности, Законом внесены изменения в главу 20 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, которая дополнена статьей 20.29 следующего содержания:

«Статья 20.29. Производство и распространение экстремистских материалов. Массовое распространение экстремистских материалов, включенных в опубликованный федеральный список экстремистских материалов, а равно их производство либо хранение в целях массового распространения - влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до трех тысяч рублей либо административный арест на срок до пятнадцати суток с конфискацией указанных материалов и оборудования, использованного для их производства; на должностных лиц - от двух тысяч до пяти тысяч рублей с конфискацией указанных материалов и оборудования, использованного для их производства; на юридических лиц - от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток с конфискацией указанных материалов и оборудования, использованного для их производства».

При этом, как уже описывалось в предыдущей статье о Законе «О противодействии экстремистской деятельности», понятие экстремистских материалов этим Законом определено недостаточно четко, что, соответственно, может привести к злоупотреблениям со стороны представителей власти в отношении к журналистам. 4. Также обращает на себя внимание, что согласно Закону «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия экстремизму» внесены изменения в статью 8 Закона « Об оперативно-розыскной деятельности». Эти изменения расширяют полномочия правоохранительных органов.

Теперь правоохранительные органы получили право прослушивать телефонные разговоры лиц, которые, по их мнению, совершили не только тяжкие и особо тяжкие преступления, но и преступления средней тяжести, а также проводить оперативные эксперименты в отношении таких лиц. И не только их, а еще и людей, которые могут располагать сведениями об этих преступлениях.

С учетом изменений, которые были внесены и в Уголовный Кодекс РФ, прослушивать теперь можно лиц, которые подозреваются в побоях по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, в хулиганстве по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Таким образом, можно сделать вывод, что Закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия экстремизму» направлен не на совершенствование, а на ужесточение законодательства по борьбе с экстремизмом.

«Бастион»

24 апреля 2007 года началось обучение группы журналистов на учебно-практических курсах «Бастион», организованных Союзом журналистов Москвы и Ассоциацией военной прессы. Первый набор - студенты и курсанты факультетов и отделений журналистики.

Перед слушателями выступали заместитель председателя Комитета Госдумы РФ по обороне Анатолий Куликов, заместитель руководителя Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Владимир Козлов, заместитель главнокомандующего внутренними войсками МВД России генерал-лейтенант Сергей Топчий и др.

Курсы предполагают посещение учебного центра Отдельной дивизии оперативного назначения внутренних войск МВД России. Как заявили в пресс-службе МВД, на инструкторско-методическом занятии курсанты «узнают о требованиях, предъявляемых к журналистам пресс-службой во время освещения массовых шествий в условиях мегаполиса, о правилах поведения во время пресечения сотрудниками органов внутренних дел МВД России массовых беспорядков».

Среди преподавателей и экспертов были специалисты, имеющие реальный практический опыт работы в боевой и экстремальной обстановке (представители ряда управлений Министерства обороны РФ и Генерального штаба ВС РФ, военных академий, ГосНИИ военной медицины МО РФ, ФСБ, МВД, МЧС, МИД, Международного Комитета Красного Креста, организаций ветеранов спецподразделений, российских и зарубежных СМИ); известные военные журналисты: Андрей Пилипчук («Красная звезда»), Вадим Речкалов («МК»), Ольга Алленова («Коммерсантъ»); Александр Минаков, Александр Сладков, Антон Степаненко (телевидение); Николай Иванов (захваченный в заложники, будучи полковником налоговой полиции), полковник Владимир Чабанов (Герой России) и другие.

По словам главы пресс-службы главнокомандующего внутренних войск МВД Василия Панченкова, несмотря на то, что перед законом все журналисты равны, предпочтение силовыми ведомствами будет отдаваться тем представителям СМИ, что прошли курсы и получили удостоверение.

По данным «Эхо Москвы», представители силовых ведомств сильно надеются, что в будущем журналисты, не прошедшие курсы «Бастион», не будут допускаться для работы в горячих точках, однако пока курсы не носят обязательного характера.

При этом после успешной сдачи итогового экзамена всем обучаемым были вручены сертификаты. По данным Союза журналистов, в настоящий момент в заинтересованных ведомствах обсуждается вопрос создания удостоверения единого образца для журналистов, прошедших курсы «Бастион».

Осенью пройдет следующий набор на курсы, но уже для сотрудников пресс-служб силовых ведомств.

Впервые об этих курсах стало известно за год до этого - в мае 2006 года. Тогда в «Московском комсомольце» была опубликована статья «Журналистам построили бастион», в которой утверждалось, что в подмосковном Солнечногорске на базе курсов Минобороны по подготовке офицеров сухопутных войск «Выстрел» открылись учебно-практические курсы «Бастион» - для журналистов, работающих в экстремальных условиях. Организаторы - Союз журналистов Москвы, Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям, Минобороны, ФСБ, МВД, МЧС.

О том, зачем нужны такие учения для СМИ, «МК» рассказали секретарь Союза журналистов Москвы Людмила Щербина и президент Ассоциации военной прессы полковник Геннадий Дзюба.

Людмила Щербина: «Только в одной Чечне в годы боевых действий погибли 35 российских журналистов. Я убеждена, что потерь было бы меньше, если бы журналисты перед тем, как отправиться писать о войне, прошли бы подобные курсы, которые, кстати, существуют во всем мире. Например, американские журналисты посещают такие тренинги в обязательном порядке еще со времен «Бури в пустыне» в Ираке. Наши мастер-классы, лекции и семинары будут вести опытные эксперты из Минобороны, ФСБ, МЧС, МВД, а также бывшие и действующие сотрудники спецподразделений. Также в нашей работе будут задействованы психологи, сотрудники Красного Креста».

Геннадий Дзюба: «Вспомните, какое возмущение поднялось по поводу того, что солдат отправляли на Северный Кавказ без полугодовой подготовки. А между тем журналисту на обучение до сей поры не давали ни одного дня! Если у военного будет два места в вертолете, например, то он возьмет тех операторов и журналистов, у которых есть удостоверение о прохождении курсов. И речь идет не только о зонах боевых действий. Журналист, прошедший эти курсы, будет ориентироваться и знать, как поступать и при землетрясениях, пожарах, тайфунах, смерчах...»

В июне 2006 года Вадим Речкалов опубликовал в «МК» отчет о своем пребывании на курсах: «Прошедшим курсы «Бастион» выдадут специальные удостоверения. Военные обещают с будущего года без таких корочек нашего брата на войну не пускать».

ФСБ создает подразделение по борьбе с идеологией терроризма

6 июня 2007 года стало известно, что Национальный антитеррористический комитет России (НАК) принял решение создать рабочую группу, которая будет осуществлять мероприятия по противодействию идеологии терроризма.

Как рассказал заместитель секретаря Совета безопасности РФ Валентин Соболев, группа займется мониторингом ситуации в регионах, которые могут представлять опасность с точки зрения распространения идеологии терроризма. «Эта группа будет координировать контрпропагандистские действия против идеологии терроризма, а также вести другую работу с религиозными и общественными организациями в этих регионах», - пояснил Соболев. Кроме того, рабочая группа будет взаимодействовать с гражданским обществом, в частности с Общественной палатой и СМИ.

Директор ФСБ также сообщил, что в рамках реализации «плана мероприятий по борьбе с терроризмом и обеспечению общественной безопасности» холдинг «Группа ИМА» разработал пилотный проект информационно-пропагандистской кампании по противодействию терроризму.

Кроме того, по словам Патрушева, в ближайшее время среди широкого перечня спецслужб может появиться специальное подразделение по борьбе с информационным терроризмом. На эти меры спецслужбы подтолкнули последние события, связанные со слухами об аварии на Волгодонской АЭС и последовавшей за ними паникой.

«По данным экспертов, в настоящее время насчитывается около 5 тысяч сайтов, активно используемых экстремистскими организациями и группировками, распространяющими в Сети практические пособия по организации подпольной деятельности, изготовлению самодельных взрывных устройств», - заявил Патрушев. /Источник: Политсовет.Ру 6.06.07/

Новая мода: борьба с сайтами

13 марта 2007 года директор ФСБ Николай Патрушев заявил, что, чтобы пресечь пропаганду терроризма в Интернете, необходимо изменить действующие законы.

«Террористы нередко действуют при помощи Всемирной паутины. Надо пресекать использование Интернета в подобных целях, а для этого нужно поработать над законодательством», - подчеркнул Патрушев. Его слова цитирует НТВ.

Глава ФСБ подтвердил, что в России может быть введена шкала для оценки уровня террористической угрозы. Соответствующее предложение вскоре будет вынесено в Госдуму.

Сегодня подобная цветовая шкала применяется на Западе. Уровень угрозы варьируется от самого низкого («зеленого») до наивысшего («красного»).

Патрушев сообщил также некоторые подробности январских событий, когда, по его словам, была предотвращена атака террористов. Спецслужбы получили сведения о возможных ЧП от зарубежных коллег в письменном виде, уточнил Патрушев. По его утверждению, за минувший год в России было предотвращено более 300 террористиче-ских актов.

Спустя три недели после этого выступления свой ход сделал министр внутренних дел Рашид Нургалиев, который заявил, что только в 2007 году МВД выявило в Интернете 148 сайтов террористической и экстремистской направленности. «Сегодня нам необходимо объединить усилия в разработке единых механизмов пресечения использования глобального информационно-телекоммуникационного пространства с целью распространения идеологии терроризма», - заявил Нургалиев.

6 июня 2007 года со своим заявлением выступил статс-секретарь, заместитель директора ФСБ России Юрий Горбунов. По его словам, для борьбы с информационным терроризмом, в том числе в Интернете, необходимы международные механизмы: «»Необходимо или под эгидой ООН, или других организаций, заключить соглашения, которые бы были направлены на общие договоренности по квалификации данных деяний (Интернет-сайты, распространяющие идеи терроризма - ИФ) как преступные и государства брали бы на себя обязательства по закрытию этих сайтов».

Горбунов сказал, что сейчас имеются большие проблемы с Интернетом, где достаточно много сайтов, на которых можно прочитать информацию о том, как сделать бомбу, причем из разных составляющих, как организовать теракт, ряд других подробностей, вплоть до того, как себя вести после совершения теракта, как организовать свое укрытие и так далее.

Ю. Горбунов сказал, что в настоящее время «правовой базы борьбы с информационным терроризмом в Интернете практически нет». По его словам, какие бы свои внутренние акты по этой проблеме ни принимались в России, «мы не можем влиять на государства, где размещаются сайты, пропагандирующие терроризм». / Источник: Интерфакс./

...

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |



Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.011 сек.)