АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Постструктурализм и «другие истории». От пола к «поли-»

Читайте также:
  1. Вопрос 14. Классическая и неклассическая ФП: проблема соотношения свободы и права (классическая философия и постструктурализм).
  2. Основные идеи и принципы постструктурализма (постмодернизма) как методологии социально-гуманитарного познания
  3. Я» И «ДРУГИЕ»

В отличие от советских ученых, в большинстве своем мирно творивших в русле марксистской парадигмы, в западной науке 70-х-80-х годов множились дискуссии о кризисе «историзма» и связанных с ним методов и подходов к реконструкции прошлого.46 Попытки достичь объективного знания об ушедших веках сменились к 80-м годам сомнениями в достижимости оного и критикой гегелевского тезиса о том, что «все действительное разумно», а история есть «резервуар» этой разумности и смысла. Осознание относительности знаний и представлений о прошлом, о результатах и путях его реконструкции оказалось основой для исторической рецепции ряда философских теорий, объединяемых общим термином «постструктурализм».47

Знаковых фигур в современном постструктурализме-несколько, и все они связаны с Францией. Это психоаналитик Жак Лакан (1901-1981),поставивший проблему «языка бессознательного» и определивший пол как «маскарад» практик и знаков; это культуролог Мишель Фуко (1926-1984), прославившийся рядом новых концепций, в том числе концепцией власти, и введший в науку понятие практик речевого поведения (дискурсов) и, наконец, ныне здравствующий философ Жак Деррида (р. 1930)— автор теории деконструкции и феномена «инаковости» («другости») в культурологии.48^)

Если до них — и в течение почти столетия — реальность как бы уподоблялась «дому» с фундаментом и надстройкой (К. Маркс) или «конструкции из кубиков», которые можно переставлять и тем самым что-то улучшать (Т. Парсонс), то для постструктуралистов основным изменением, связанным с новым

46 J. Scott, «History in Crisis? The Others' Side of the Story», American Historical
Review,
N 3, V. 94, 1989, pp. 681-692.

47 Постмодернизм 80-90-х был типичной «авангардной реакцией» на мо
дернистские теории эпохи студенческих революций — конструктивизм в
социологии, структурализм в этнологии и фольклористике, неофрейдизм
в психологии.

48 Самое ясное изложение постмодернистских концепций можно найти у
Ж.-Ф.Лиотара: J.-Fr. Lyotard. Le postmoderne expligue aux enfants (Paris,
1986).


представлением о реальности (в том числе — прошедшей или утраченной), вызвавшим смену парадигм, был отказ от механистического, конструктивистского (или — структуралистского) видения мира. На смену ему пришел принцип тонкой взаимоважной связанности, которую нельзя упростить до схемы; он и лежит в основе практически всех постструктуралистских теорий.



Столь популярная всего 20 лет назад конструкция под названием «социальная структура», требовавшая умения обобщать и подверстывать, видеть похожее и тождественное, неожиданно оказалась «сеткой» со слишком крупными ячейками. Жизнь отдельного человека не «схватывалась» ею, «просачивалась» сквозь нее.49 Поэтому вместо идеи обобщения и тождества, постструктурализм поставил во главу угла идею различия и множественности, проблему неструктурного в структуре, нетипичного и единичного. Антропология — в том числе историческая антропология — оказалась переориентированной на изучение не общих для всех, а индивидуальных практик, в том числе телесных, интимных, через которые и было предложено анализировать специфику той или иной культуры.

История стала сближаться с литературой и философией, отказавшись от чистого функционализма, и историки заговорили о «синтезе искусств», о движении от текста — к контексту, то есть о внимании к тому, что опосредует и окружает событие (от физической реальности окружающей среды, то есть ландшафта — до имплицитно присущих тому или иному человеку страстей или предпочтений как представителей элиты, так и простых людей).

Другим ощутимым изменением в науках о прошлом, которое произошло в прямой связи с распространением постмодернистских концепций и феминистской критики историзма и эмпиризма, стал£ ликвидация иерархии «важности» исследова-

49 Реакцией на изучение науками о прошлом крупных структурных изменений, мощных политических движений и планетарных процессов стало рождение микроистории — истории отдельных людей, неименитых и незнатных и локальной истории, схожей с обновленным краеведением. Приверженцы последней, как и микроисторики поставили перед собой задачу создать «разновидность паутины с очень узкими ячейками», которая бы давала исследователю «изображение сетки социальных связей, в которых находится человек» (С. Ginsburg, С. Poni, «Was ist Mikrogeschichte»?, Geschichtswerkstatt, Jg. 6, 1985, S. 50).


298

тельских проблем. Пойдя вслед за французским постструктуралистом Ж. Лиотаром с его концепцией «культуры многообразия», основанной на идее отсутствия всеобщей иерархии или «вертикали ценностей» (какими бы проверенными веками, культурами и конфессиями они ни были), гендеристки первыми стали настаивать на существовании не «вертикали», а «горизонтали ценностей» (у каждого — своя) и, следовательно, «горизонтали» и равнозначности исследовательских проблем, в том числе, считавшихся ранее «не очень научными» (история либидо, например), не близкими и не понятными в мужском дискурсе (дефлорация, беременность, изнасилование, менструации, климакс, роды) либо непопулярными в нем (душевные терзания, зависть, страх, боль).50

Сторонники постструктуралистских теорий в истории заставили научное сообщество признать факт полицентричности окружающего мира, плюрализовав и субъект, и объект исторического знания. Они убедились сами и смогли убедить других в факте существования не одной (и к тому же всеобщей), а множества «историй». Вместе с дефиницией «другие истории» (other histories) в историческом знании стали быстро множиться новые направления, в том числе — возникла так называемая «устная история» (oral history), не похожая на историю «записанную» и не сводимая к ней.

Не удивительно, что при смене парадигм особое значение было придано темам, рисовавшим историю «другими глазами» — истории глазами ребенка, старика, гомосексуалиста и, конечно же, женщины. Тем более, что феминологи не уставали повторять, что восстанавливают не некую общую картину прошлого, а именно действительность, увиденную женщинами, пережитую женщинами и записанную ими.

50 Первыми о «женскости» этих тем заговорили психологи десятилетие назад. См.: N. Belenky, В. Clinchy, M. Coldberger, J. Tarule, Women's Way of Knowing (New York, 1986).


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.004 сек.)