АвтоАвтоматизацияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБухгалтерияВоенное делоГенетикаГеографияГеологияГосударствоДомДругоеЖурналистика и СМИИзобретательствоИностранные языкиИнформатикаИскусствоИсторияКомпьютерыКулинарияКультураЛексикологияЛитератураЛогикаМаркетингМатематикаМашиностроениеМедицинаМенеджментМеталлы и СваркаМеханикаМузыкаНаселениеОбразованиеОхрана безопасности жизниОхрана ТрудаПедагогикаПолитикаПравоПриборостроениеПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРадиоРегилияСвязьСоциологияСпортСтандартизацияСтроительствоТехнологииТорговляТуризмФизикаФизиологияФилософияФинансыХимияХозяйствоЦеннообразованиеЧерчениеЭкологияЭконометрикаЭкономикаЭлектроникаЮриспунденкция

Возникновение и развитие гендерных исследований

Читайте также:
  1. I. Развитие аналитических техник
  2. II съезд РСДРП. Принятие программы и устава. Возникновение большевизма.
  3. II. Развитие политической рекламы и PR.
  4. III этап Развитие фонационного выдоха
  5. IV. Коммуникативное развитие
  6. V этап Развитие речевого дыхания в процессе произнесения прозаического текста
  7. V1: Социально-политическое и экономическое развитие России в конце XV 1 страница
  8. V1: Социально-политическое и экономическое развитие России в конце XV 10 страница
  9. V1: Социально-политическое и экономическое развитие России в конце XV 11 страница
  10. V1: Социально-политическое и экономическое развитие России в конце XV 12 страница
  11. V1: Социально-политическое и экономическое развитие России в конце XV 13 страница
  12. V1: Социально-политическое и экономическое развитие России в конце XV 14 страница

Причины возникновения и основные отличия университетских программ гендерных исследований. Проблема различий между гендерными и женскими исследованиями связана, во-первых, с эволюцией академического феминизма и политической практики; во-вторых, с изменением основного предмета женских исследований (вместо одного или даже двух полов в центр внимания гендерных исследований помещаются по меньшей мере пять полов: женский, мужской, гетеросексуальный, гомосексуальный и транссексуальный); в-третьих, со сменой феминистской методологии от эссенциализма (базирующегося на логике сущности — в частности, на единой субстанциальной категории «женщины» в женских исследованиях) к постмодернизму и постфеминизму (базирующихся на логике различия в гендерных исследованиях).

Тереза де Лауретис называет основные причины преобразования женских исследований в гендерные. «Women's Studies жестко идентифицировались с феминизмом и вскоре стали выглядеть как своего рода "гетто"... Кроме того, появился дух идеологической и интеллектуальной замкнутости». Иными словами, стал оформляться некоторый канон, корпус текстов, определяющих «правильный» подход к изучению женщин: «Поскольку Women's Studies вошли в "мэйнстрим", они получили статус легитимности, но по той же причине их границы оказались на замке, и на их территорию был закрыт доступ тем текстам или подходам, которые воспринимались как «оскорбительные для женщин». ... Два решения были найдены теми, кому по разным причинам не понравилась такая институциализация Women's Studies. Одно решение — для феминисток, не желающих надевать пояс интеллектуального целомудрия, — заключалось в интегрировании феминистских критических подходов в свои специальные или общие учебные курсы. Другое решение, принятое теми, для кого феминизм представлял определенное препятствие


или вызывал нежелательные ассоциации, было дистанцироваться от женской тематики в литературе, социуме, истории и т. д., уделяя вместо этого внимание отношениям женщин и мужчин в более абстрактном, социологическом контексте — например, исследуя конструкцию маскулинности или маскулинностей, гендерообразующие шаблоны взросления или альтернативные модели гендера...»,23 — пишет де Лауретис. Все это и послужило причиной возникновения гендерных исследований, которые в США представляются «весьма спорной дискурсивной территорией», которая разрастается под двойным давлением издательской индустрии и академической "звездной системы" бестселлеров в академическом и интеллектуалистском сообществах».24



В самом деле, гендерные исследования кажутся более привлекательными по причине своей толерантности: здесь допускается исследования, например, и мужчин, а не только женщин. Современные феминистские исследователи, среди которых как женщины, так и мужчины, отвергают приписывание социальных ролей, которые якобы соответствуют качествам мужчины или женщины: «Мы отрицаем те оценки, которые фиксируют предустановленные "маскулинные" качества, например агрессию, и отвергаем предустановленные "феминные" качества, например сочувствие. Любое качество может проявиться у любого человека и должно быть оценено само по себе, а не в терминах пола того человека, в котором оно проявилось».25 Другими словами, отличие в выборе объекта и предмета гендерных исследований "состоит в том, что они избирают своим предметом не один пол, а диалог полов, причем «не обязательно в ракурсе их иерархии, стратификации, но именно в плане реконструкции исторической эволюции различных форм их взаимодействия и взаимодополнения».26

Обобщим основные позиции программ женских и гендерных исследований при помощи специальной таблицы (Илл.1):

23 де Лауретис Т. Американский Фрейд // Гендерные исследования. №1,
1998. С. 138-139.

24 Там же. С. 141.

23 Introduction to Women's Studies, p. 4.

26 Пушкарева Н. Л. Тендерные исследования: рождение, становление, методы и перспективы в системе исторических наук // Женщина. Тендер. Культура. М.: МЦГИ, 1999. С. 26-27.



 


Феминистские и гендерные исследования: методологические проблемы определения. В то же время в контексте феминистской критики с развитием гендерных исследований возникает опасение, что женщины и их проблемы могут быть вытеснены за пределы гендерных исследований, если, например, не обращать внимания на вопросы гендерного неравенства, а лишь углубляться в исследования мужского опыта. В этом случае гендерным исследованиям можно предъявить обвинение в том, что они используются как маска, «для нормализации феминизма, для того, чтобы лишить феминизм его воинствующего голоса».27 Кроме того, один из упреков феминистской критики в адрес гендерных исследований состоит в том, что возникновение такого рода академических программ никак не соотносится с практикой общественного движения: есть движения женщин, этнических и сексуальных меньшинств, но нет «гендерных» движений.

Рози Брайдотти, отвечая в интервью на вопросы Джудит Батлер об институциональных и теоретических различиях между европейскими гендерными и женскими исследованиями в настоящее время, приводит целый ряд критических аргументов в адрес понятия «гендер», которое сегодня кажется ей теоретически неадекватным и политически аморфным и аргументирует различие между «теориями гендера» и «теориями сексуального различия», артикулированное в 1980-х годах как различие между англо-американскими теоретиками гендера и европейскими (по большей части французскими) теоретиками сексуального различия. Более продуктивным понятием, с ее точки зрения, выступает половое (или сексуальное) различие, поскольку, во-первых, понятие «гендер» имеет сугубо английское происхождение, а значит, культурную специфику и непереводимость. Во-вторых, по мнению Брайдотти, акцент на понятии «гендер» предполагает, что «мужчины и женщины построены симметрично. Но при таком подходе остается в стороне феминистский тезис о мужском доминировании, в нашей системе маскулинное и феминное находятся в структурно несимметричном положении...».28 По мнению Брайдотти, феминистские исследования исходят из

27 Айзенстайн 3. Экспортный феминизм Севера и Запада // Гендерные ис
следования. №1, 1998. С. 11.

28 Батлер Дж. Феминизм под любым другим именем. С. 53-55.


того, что культуре присущи гендерная асимметрия, маскулинная доминация и неравенство. Поэтому феминистская методология осуществляет критику маскулинной культуры, способствует развитию женской субъектности в ее отличии от мужской и добивается дискурсивной трансформации социального знания в феминистской перспективе.29

Эта точка зрения представляется чрезвычайно важной, ибо она позволяет расставить ориентиры в методологических подходах к проблеме женских/гендерных/феминистских исследований. В то же время вряд ли сегодня следует прибегать к такой жесткой департментализации социального знания, разделяя его на женские исследования, феминизм и гендерные исследования, которые и в США, и в Западной Европе, и в бывшем СССР и Восточной Европе отнюдь не являются гомогенными. Основной аргумент, который соответствует современному состоянию женских и гендерных исследований, таков: нам нет смысла противопоставлять себя друг другу, особенно там, где мало ресурсов и так много предстоит сделать, а кроме того, сейчас уже трудно провести грань между этими направлениями, ибо сегодня сосуществуют многочисленные и разнообразные варианты программ и исследовательских коллективов, включая те, которые работают в области изучения сексуальности, расы и этничности, инвалидности, старения, образования и занятости, профессий и культурных репрезентаций: литературной и кинокритики, анализа масс-медиа и медицинского дискурса. По словам Зиллы Айзен-стайн, «западный феминизм — только одна разновидность феминизма, и в свою очередь имеющая множество значений. Женщины западного первого мира разных экономических классов видят феминистские проблемы по-разному. Далее умножьте это разнообразие на различающиеся также и между собой взгляды цветных женщин. Теперь охватите это многообразие поперек расовых границ. Внутри западных видов феминизма ведется спор и диалог между радикальными, культуральными и либеральными феминистками. И это деление существует внутри каждого расового/этнического разделения».30

25 Жеребкина И. Предисловие // Гендерные исследования: феминистская методология в социальных науках. Харьков: ХЦГИ, 1998. С. 10-12. Айзенстайн 3. Экспортный феминизм Севера и Запада. С. 10.


Перспективы развития женских и гендерных исследований в структуре академического образования. Впроцессе эволюции женских исследований как академической образовательной программы в Северной Америке активно обсуждались вопросы статуса этой дисциплины как теоретической (в большей степени связанной с фундаментальными разработками) или прикладной (ориентированной на активизм и трансформацию социального порядка). Общим тезисом и женских, и гендерных исследований чаще всего является тезис о необходимости сочетания в них академической деятельности с практической. Женские исследования не могут замыкаться в своем предмете на изучении проблем белых, образованных, элитных женщин, а также принимать на обучение только таких студенток, ибо сама эта новая дисциплина возникла на основе мощного социального движения против разных видов дискриминации женщин: во власти, на работе и в правовой системе, беззащитности перед доминированием мужчин в разных сферах семейной и профессиональной жизни. Именно вслед за активизмом выступили исследователи, которые отрефлексировали освободительный пафос феминистского движения в академическом дискурсе. Неслучайно, что несмотря на зарождение феминизма в Европе, женские исследования как дисциплина возникают именно в США: это связано с особенностями американской демократии, политической культуры и социальной науки. Американская социология, например, всегда отличалась от европейской своей сильной эмпирической компонентой и направленностью на критический амелиоризм (стремление к улучшению социальной жизни).

В результате в североамериканских университетах на факультетах женских исследований академическая активность программ магистратуры и аспирантуры сочетается с практической деятельностью в местном сообществе. Это, конечно, прибавляет нагрузки преподавателю и студентам, которым следует находить способы, каким образом приблизить их исследовательские проекты к жизни женщин, этнических меньшинств, инвалидов, обездоленных; в то же время когда студенты начинают работать в местном сообществе, перерабатывать информацию, полученную внутри и за пределами университета, их аналитические способности растут параллельно со знанием реального опыта разных женщин.


43

Кроме того, молодые исследователи применяют наработанные навыки и приобретенные знания, участвуя в деятельности активистов неправительственных организаций, социальных движений, волонтерских объединений. Они могут выступить с лекцией или организовать семинар, мастерскую, тренинг вне университета. В некоторых университетах США магистранты или аспиранты могут также снять документальный видеофильм или поставить пьесу в любительском театре вместо того, чтобы представить к защите диссертацию. Им также разрешается в качестве курсовой работы вместо традиционной научной статьи опубликовать серию статей в газете, а также предпринять групповой исследовательский проект, который будет оцениваться зачетом или экзаменом. Факультеты поддерживают связь с правительственными структурами, которые обладают средствами на исследования в области проблем женщин, слабо защищенных групп, социальных услуг, здоровья населения, окружающей среды, и аспиранты порой получают гранты из местных источников на свои изыскания. Темы диссертаций связываются с насущной проблематикой, кроме того, для преподавателей и учащихся важно находиться в контакте с общественными организациями, волонтерскими движениями, инициативными группами, от которых может исходить заказ на совместные исследования с учеными вуза. Результаты таких исследований доводятся до общественности через средства массовой информации.

Рост признания и популярности университетских программ женских исследований является впечатляющим: сегодняшнее состояние женских исследований характеризуется изобилием конференций, семинаров, мастерских, журналов и исследовательских центров, женские исследования существуют здесь как в качестве автономных академических программ, кафедр и факультетов, так и в виде отдельных курсов и модулей в рамках традиционных дисциплин. К концу 1990-х годов число самостоятельных факультетов женских исследований в США достигло 30, образовательные программы женских исследований существуют в 600 колледжах и университетах 34 штатов, включая 130 программ поствузовского образования (магистратура и докторантура по женским исследованиям). Такой взлет академического интереса позволил не только утвердить перспективы новой академической дисциплины, но и по-новому поставить фундаментальный вопрос о положении женщин в обществе. Наибо-


лее примечательным является тот факт, что эти курсы и программы продолжают развиваться и открываться вновь, несмотря на недостаток финансирования, вопреки оппозиции и как результат длительной борьбы внутри всей социальной системы данного общества.

Приложение 1. Мерсили Дженкинс31 разработала советы для преподавателей, которые желают создать атмосферу толерантности и равноправия на своих занятиях. Вы можете проверить себя, воспользовавшись ее предложением, и расширить этот список, включив в него вопросы относительно инвалидов, мигрантов, этнически или культурно чужих для большинства аудитории.

Мерсели Дженкинс. ПРОВЕРОЧНЫЙ ЛИСТ ДЛЯ ВКЛЮЧАЮЩЕГО ОБУЧЕНИЯ

ТЕКСТЫ, ЛЕКЦИИ И СОДЕРЖАНИЕ КУРСОВ

• Говорите ли Вы и тексты, которые Вы используете, на гендер-но-нейтральном языке, применяете ли слова с отношением к обоим полам, не взирая на интенции автора текста? Если Ваши тексты содержат маскулинные формы грамматического рода,32 отмечаете ли Вы это в аудитории?

• Одинаковым ли образом относится содержание Ваших лекций к мужчинам, женщинам, людям разных рас?

31 M. Jenkins, Checklist for Inclusive Teaching. Цит. по: М. Sadker and D.
Sadker, «Sexism in the Schoolroom of the 80's», in A. Kesselman, L. D. McNair,
N. Schniedewind, eds., Women Images and Realities. A Multicultural Anthology
(London, Toronto: Mayfield Publishing Company, 1995), pp. 68-69.

32 Речь идет о так называемом «гипотетическом субъекте действия» в анг
лийском языке: «Человеку, везде хорошо, он ко всему приспособится». В
русской грамматике есть аналогичное правило: например, прилагатель
ные в изъяснительной форме должны использоваться в мужском роде. В
английском языке выбор гипотетического субъекта достаточно свободен и
не предполагает корреляцию глаголов и прилагательных. Подумайте, можно
ли на русском языке сказать или написать: «Кто-то постучала в окно»?
Или: «Когда человек участвует в дискуссии, он или она может пересмот
реть свою точку зрения»?


Показываете ли Вы и Ваши тексты в равной степени деятельность, достижения, проблемы и опыт женщин и мужчин, а также представителей разных рас? Если в текстах этого нет, предоставляете ли Вы дополнительный материал? Обращаете ли Вы внимание студентов на пробелы такого рода в тексте?

Представляете ли Вы и Ваши тексты карьеру, роли, интересы, способности женщин, представителей разных рас, не стереоти-пизируя их? Если в Ваших текстах есть стереотипы, указываете ли Вы на них?

Представляете ли Вы на примерах и иллюстрациях (вербальных и графических в Ваших текстах) баланс в отношении ген-дера и расы? Если в текстах этого нет, Вы это отмечаете?

Отражаете ли Вы и Ваши лекции ценности, свободные от предубеждений на основании пола и расы, и если нет, обсуждаете ли Вы это со студентами?

Включают ли Ваши тексты результаты новых исследований и современные теории феминизма и расы? Если нет, рассказываете ли Вы о тех сферах, где феминизм и изучение расы и этничности модифицируют существующие представления? Предоставляете ли Вы дополнительные библиографические указания для студентов, которые желали бы изучать эти вопросы? Рекомендуете ли Вы студентам книги, в которых освещаются эти вопросы?

Позволяют ли и поощряют ли студентов Ваши экзамены и задания по самостоятельной работе на анализ характера, ролей, статуса, значимости и опыта женщин и людей другой расы?

Становится ли ясным из Ваших текстов и материалов, что не все люди гетеросексуальны?

ИНТЕРАКЦИИ В УЧЕБНОЙ АУДИТОРИИ

Осознаете ли Вы, что у Вас могут быть гендерные и расовые предрассудки в отношении успеваемости студентов?

Как Вы реагируете на особенности языка/речи (акцент, диалект), которые отличаются от стандарта или от Вашего собственного произношения? Не принижаете ли Вы интеллектуальные способности и информацию говорящего?


• Сколько женщин по сравнению с мужчинами, сколько представителей разных этнических групп Вы вызываете для ответа на вопрос? Кого из студентов Вы зовете по имени? Почему?

• Какие из этих категорий студентов участвуют в занятиях наиболее часто, задавая вопросы или делая комментарии? Не является ли это диспропорциональным, и не приходится ли Вам приходится специально поощрять других студентов на выступления?

• Перебивают ли выступающего? Если да, то кто? Если одна группа студентов доминирует в интеракции, что Вы делаете по этому поводу?

• Позитивны ли Ваши вербальные реакции на студентов? Бывают ли реакции презрительные? Поощрительные? Одинаковы ли они в отношении всех студентов? Если нет, то по какой причине?

• Нет ли у Вас тенденции обращаться к одной части аудитории чаще, чем к другой? Устанавливаете ли Вы контакт глазами с одними студентами больше, чем с другими? Какие жесты, позы, выражения лица Вы используете в обращении к мужчинам в отличие от обращений к женщинам? К людям разной расы/ этничности?

Приложение 2. Программа магистратуры в области женских и гендерных исследований (Университет Уорика, Великобритания)


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138 | 139 | 140 | 141 | 142 | 143 | 144 |


Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Студалл.Орг (0.056 сек.)